НОВОСТИ
АКТЕРЫ
ПЕВЦЫ
ГРУППЫ
ТЕЛЕНОВЕЛЛЫ
ФОРУМ
ЧАТ
О КОМПАНИИ
E-MAIL
  НОВОСТИ  
Интервью Пас Веги журналу «Fotogramas»

Пас Вега (Paz Vega) запомнит 2004 год, как год когда расширились её горизонты. Когда с подачи заслуженного и уважаемого режиссера Джеймса Ли Брукса она вышла на международный уровень, кстати она его обожает и зовёт Джим. Как и в фильме «Испанский-Английский», который сейчас выходит на Российские экраны, она отправилась покорять Америку. О своей новой профессиональной затеи она и рассказывает в интервью испанскому журналу «Fotogramas».

«Сегодня я видела косолапого мишку всего в двух метрах от себя! И еще кита, и енотов! Это было чудесно!» - восклицает Пас Вега на другом конце телефона. Сейчас она на каникулах в Коста-Рики, но скоро ей предстоит отправиться в турне со своей картиной «Spanglish»(«Испанский-Английский») Бразилия, Мексика, Австралия, вся Европа и всего за три месяца. Её жизнь в прошлом году протекала в бешенном ритме, теперь же она компенсирует всё что ей пришлось пережить: «Всё что от меня требуется это выбрать к концу дня на какой водопад или пляж пойдём или каким странным спортом займёмся. Весь день я хожу в шлепанцах. Мне очень нравиться такой отдых. Еще больше меня радует предстоящая возможность посетить страны, в которых я никогда не была».

- Какое соотношение было в 2004 году между профессиональным и личным?
- Всё можно описать словом обучение. Оно началось на съемках «Spanglish», когда я приехала в незнакомый город, в которым всё было новым для меня. Мне пришлось многому научиться, и английскому языку тоже.



- Вы довольны своим английским?
- Да, потому что когда спрашиваешь американца говорит ли он по испанский он незамедлительно отвечает да, а сам и двух слов сказать не может. А нам испанцам очень стыдно если мы не в совершенстве знаем язык. Я там полтора месяца по восемь часов в день учила язык. Мне еще надо много над ним работать.

- Какие у вас остались ощущения от рекламной компании в Северной Америке?
- В начале, когда мне сказали что в каждом городе рекламная компания будет длиться по три дня с ежедневными интервью, я испугалась. Только для телевиденья я дала около 100 интервью, большей частью на английском, только в Майами для каналов латино на испанском. По сути, тоже что и в Испании, только возведенной в энную степень. Но думаю что всё получилось более или менее хорошо.

- Что-нибудь особенно запомнилось?
- Я была рада видеть своих родителей, они впервые посетили США. И моя сестра. Меня окружала моя семья и друзья. Как будто бы премьера была на Gran Vía (где то в Испании). Я чувствовала себя как дома.

- Похоже ваш отец стал другом Джека Николсона…
- Близким другом! Они говорили, я не знаю как, отец не знает английского, но они отлично друг-друга понимали, вместе фотографировались…

- 25 января станут известны номинанты на Оскар. Sony возлагает большие надежды на «Spanglish». Вам приходило голову что вас могут номинировать?
- Если честно то нет. Я даже не думаю об этом. Мне бы очень хотелось, и фильм того заслуживает, что бы он был номинирован на лучшего режиссера. Я не знаю ценят ли здесь восемь месяцев работы, потому что было снято очень много (первый вариант длился 5 часов потом его сократили до двух), за этим столько упорной работы, столько вложенной души и любви. Джим такой скрупулезный! Я думаю он заслуживает номинации.

- Вы пойдёте на Оскар 27 февраля?
- Пока точно не знаю, наверное да.

- Когда вы почувствовали что границы для вас исчезают?
- После премьеры в США «Lucía y el sexo». Благодаря этому фильму я стала там более или менее известна. Это первая большая возможность показаться за пределами Испании.

- В прошлый раз когда я брала у вас интервью накануне премьеры «Carmení вы сказали: «Для меня важен Голливуд, но не как цель, не как мечта. Меня он интересует как вариант, как другое поле работы. Особенно сейчас когда у нас кризис». Сказано сделано?
- Я не хотела и не хочу, уехать туда, поменять свою жизнь. Моя жизнь протекает между Мадридом и Севильей. Я хочу сниматься и в Испании, и в Европе, и в США. Просто Голливуд меня позвал и я пришла. Я была на съемках «Di que sí», и колумбийский продюсер Иона де Маседо (Iona de Macedo), рассказала мне об этих пробах. Я сказала что это невозможно, я не знала английского, у меня не было времени учить текст на этом языке. Но она настояла, сказала что будет помогать мне в перерывах между съемками. Вот, я постаралась и сделала это, но очень плохо, потому что по-английски я не знала ни чего. Мой муж снял на видео мой диалог и мы его отослали. Через три или четыре дня мне позвонили и сказали что Джеймс Ли Брукс хочет меня видеть лично, чтобы я срочно летела на пробы. Я вылетала в субботу, в воскресенье утром состоялись пробы, а вечером я уже вернулась чтобы продолжить съемки в «Di que sí». Всё впопыхах. И к тому же эта проба больше походила на закрытый показ, меня попросили прочитать всю роль. Но я сценарий только раз читала, и ни чего не помнила. Так прошли пять часов в полном народа офисе Джима. Прощаясь с ним я сказала, через переводчика конечно: «Сегодня был очень важный день для меня, из-за того что я познакомилась с вами». И он мне ответил: «Для меня это тоже был важный день». Джим давно искал актрису, и скоро уже должны были начаться съемки.

- Джеймс Ли Брукс видел какие-нибудь ваши фильмы?
- Да, «Lucía y el sexo». Он мне сказал нечто очень красивое я же это рассказала Хулио (Медем): что сцена признания Лусии Тристану в кафетерии самая лучшая любовная сцена которую он видел, в плане сценария и игры.



- Были другие претендентки на роль, среди которых Пенелопа Крус.
- Да, были даже итальянки. Джим был готов изменить язык.

- Что в вашей героине Флор от Пас Веги?
- Много. Я не мексиканка, и моей матери не приходилось эмигрировать, но что-то есть в отношениях матери и дочери, я считаю это самым важным в фильме, что-то я и сама пережила. Поэтому я добавила много своего, Джим позволили мне это. Он всегда был готов выслушать мои предложения. В какой-то мере мы вдвоём сделали этого персонажа.



- У вас хороший мексиканский акцент.
- Я за него очень боялась, у меня было только одно занятие по мексиканскому за пять дней до съемок. Но когда мексиканские дистрибьюторы посмотрели фильм и дали своё добро я успокоилась.

- Наверное было нелегко начинать сниматься не зная языка.
-Да. Но одновременно все остальные чувства обостряются и всё идёт хорошо. Хотя при мне всегда был переводчик, иногда я общалась посредством чувств а не языка, это было интересно. Просто мне все помогали. Каждый день я узнавала новые испанские слова. И к концу съемок мы говорили на spanglish. Я немного выучила английский а они испанский.

- Вы завели друзей на съемочной площадке?
- После окончания съемок я никогда не плачу. К концу я так устаю что хочу только поскорей оказаться дома. И в этот раз тоже. Мне надо было уже лететь и я чувствовала себя опустошенной съемки продлились на полтора месяца больше. Но закончив последний съемочной день, после финальных аплодисментов, как это у них принято, всех переполняло чувство радости, script плакала, Джим не мог говорить, он меня крепко обнял, положил что-то в руку и ушёл. Это были самые сложные съемки в моей жизни, сложные не только для меня. В этом фильме мне пришлось поработать как ни в каком другом. И в котором я больше всего плакала. Я много раз плакала от усталости. И от того что всё надоело. И от повторов, повторов. Но в тот последний день за два часа до вылета, когда я поняла что я уже не увижу этих людей ставших моей семьёй, я заплакала в машине по дороге в аэропорт. Когда в команде есть хорошие люди, не важно где ты находишься. Может в этот раз, я была более одинока, поэтому меня приняли так хорошо. Я себя чувствовала обласканной и избалованной.

- Я знаю что Джеймс Ли Брукс вам написал очень эмоциональное письмо, которые вы храните как сокровище.
- Сев в машину, я увидела что он вложил мне в руку подарок, очень красивое кольцо и письмо. Открыв его я опять заплакала. Это было очень красивое, очень трогательное письмо. Никогда мне еще не говорили таких слов. Оно у моей матери.

- Расскажите нам что там написано, не скромничайте…
- Он благодарил меня за то что я есть, и за то что я воплотила его Флор. Ты единственная в мире кто мог бы сыграть её, я правда так думаю потому что искал её по всей планете. Джим очень метафоричный, поэтичный, и говорит такие слова после которых KO(а черт её знает что это такое -пп). Замечательный человек, влюблённый в свою работу. Для него его фильмы как дети, и он их оберегает. Ни что не остается без его внимания. Например когда мне надо было по сценарию бежать, перед тем как снимать он пригласил физкультурника чтобы узнать какие синдромы у выдыхающейся женщины. Он настоящий профессионал, гений, способный обычные вещи превратить во что то особенное. Самое простое у него выходить прекрасно, уникально. И у него хорошее чувство юмора. Он как большой ребенок. И капризный. А! И неугомонный. У актёров есть 12 часов на отдых между съёмками. Но были дни когда мы снимали по 15 часов. Как то раз когда уже ушёл Адам (Сендлер) и почти что все остальные, я увидела как помощник ему говорил: «Джим, пошли уже, чтобы завтра начать в девять». А Джим ему ответил: «Мой актёр ушел, актриса ушла.. Давай снимать шкаф!» Он был готов снимать не смотря ни на что.

- Какое главное отличие в съемках там и тут в Испании?
- Обстановка. Для каждой мелочи есть первый помощник, второй. Высокое разделение труда. Куча денег и куча народу. Но все прекрасно взаимодействует. Тебя обеспечивают всем чтобы ты занималось только своим делом ни на что не отвлекаясь. Обращаются с тобой как с королевной. Но и требуют много с тебя. Ты можешь позволить себе ассистента, всякие капризы, но должна выложиться по максимуму. Меня это очень устраивало. Я чувствовала себя свободной.



- Что еще с трудом тебе давалось там, помимо английского?
- Жить далеко от Испании. Это было трудней всего. Лос-Анджелес очень отличается от моего мира. Я жила в Санта Монике, потому что мне нравиться жить на пляже, а потом я жила в Сансет Булевард. Но мне не хватало Gran Vía, прогулок по Chueca и El Retiro. Мне очень недоставало пеших прогулок. Там ни кто не ходит. Все ездят на машине. А и еда! Я так скучала по всему, по простому хлебу с помидоркой и маслом по хорошему гаспачо, не говоря уже о паэлье.

Анамнез:
Настоящее имя: Paz Campos Trigo.
Дата рождения: 2 января 1976.
Место: Севилья.
Рост/Вес/Размер обуви: 1,68 см/Не больше 52/38.
Цвет глаз: Коричневый.
Имя и профессия родителей: Manuel, работник корриды(специальность втыкание маленьких пик в спину быка); Paz, домохозяйка.
Сестра: Sara, танцовщица из группы Rafael Amargo.
О/п: Замужем за Orson Salazar с апреля 2002.
Образование: Журналист.
Профессиональный дебют: Сериал Antena 3 TV «Menudo es mi padre» (1997).
Цвет: Белый.
Любимая одежда: Туфли на каблуках.
Любимая еда и выпивка: Любое блюдо моей матери и вода.
Духи: Nenuco.
Политик: Исус.
Самое дорогое: Обручальное кольцо.
Мечта: Стать матерью.
Слабость: Собаки.
Главный недостаток: Спонтанность.
Главное достоинство: Спонтанность.
Ненавижу: Зависть.
Запах: Младенца.
Страх: Крысы.
Страсть: Кино.
Место для жизни: Севилья.
Город в который хочется возвращаться: Нью-Йорк
Профессиональные амбиции: Заработать столько денег, чтобы уже не надо было работать.
Личные амбиции: Быть счастливой.
Что ты сделала только ради денег: Реклама на ТВ.
Что бы ты не сделал ради денег: Секс.
Ради чего стоит жить: Чтобы встречать рассвет и провожать закат.
Не хотелось бы умирать пока не: Вообще не хотелось бы умирать.
Несбыточная мечта: Летать.

Фильмография:
«Zapping» (1998)
«Nadie conoce a nadie» (1999)
«Solo mia» (2001)
«Lucía y el sexo» («Лусия и секс») (2001)
«El otro lado de la cama» (2002)
«Hable con ella» («Поговори с ней»)(2002)
«Novo» (2002)
«Carmen» (2003)
«Di que sí» (2004)
«Spanglish» («Испанский-Английский») (2004)

15.02.2005
Ичточник: «FOTOGRAMAS»
Полное интервью в журнале «FOTOGRAMAS» Испания номер 1.936.
Фотографии из разных журналов.
Автор перевода: Jota © 2005

  ПОИСК