"Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Все сериалы и теленовеллы Бразилии
Ответить
феодоссия
Аватара пользователя
Сообщения: 603
Зарегистрирован: Вс июл 12, 2009 11:24
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение феодоссия » Сб янв 09, 2010 20:46

Vorobei писал(а):
феодоссия писал(а):было бы просто супер если бы можна было сжать хотя бы до 150
1 серия с субтитрами-109 МВ
http://www.megaupload.com/?d=KQ2S7X1C
Изображение

Тори
Аватара пользователя
Модератор
Сообщения: 3278
Зарегистрирован: Вт окт 31, 2006 16:30
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Тори » Вт янв 12, 2010 14:16

Вот перевела третью серию, но субтитры делать не буду, не люблю время выставлять...

Перевод 3 серии
- О чем думаешь, брат?
- Об этой девушке острой на язычок и настоящей дамой.
- О дочери барона.
- О ней и о нашем совместном путешествии. Она красивая, Рикардо. Она красивая.
- Я видел ее, когда она выходила из поезда.
- Я буду (???) ее отцу, чем нашему, потому что я люблю его дочь.
- Брат, барон – человек с тяжелым характером.
- Не думаю.
- А Анна? Что ты собираешься делать?
- Я ничего. Это папа договаривался с ее отцом.
- Тебе не жалко бедняжку?
- А почему мне должно быть ее жалко? Я ее даже не знаю.
- Ты ее забыл?
- Да. Если это та о ком я думаю, она была такой тощей, с веснушками (пятнами), волосы у нее были, как метла, со взглядом мертвеца.
- Настоящая ведьма.
- Ее лицо скрывает вуаль, и это неспроста. Ты так не думаешь?
- Думаешь, она страшная?
- Тогда почему она прячет свое лицо?
- Потому что ее мать бережет ее для тебя.
- Ты веришь в эту сказку?
- Не знаю, брат. Ее отец тосканец, а мать наполовину сумасшедшая.
- Ко всему прочему, эти двое сумасшедшие. Да уж. Это могло сказаться и на их дочери, ты так не думаешь?
- А если она это унаследовала?
- Что?
- Безумия ее родителей? Что же еще?
- Да, возможно, так и есть. Иначе бы она не допустила бы, чтобы ее держали взаперти, чтобы на лицо надели вуаль и она бы не ждала мужчину, которого даже не знает. Рикардо, как барон отреагирует, если я приду к ним с визитом?
- От тебя зависит. Если ты представишься, как республиканец и аболиционист, он тебя выгонит. Возможно, даже не даст порог его дома переступить.
- Да. Он консерватор, рабовладелец, никогда не примет у себя дома зятя – республиканца и аболициониста.
- Зятя? Ты сходишь с ума?
- Да. Я схожу с ума, Рикардо. Я схожу с ума. Но схожу с ума от любви.

- Когда я была маленькой, я бегала по этим полям.
- С Рафаэлем, сыном Долорес.
- А ты откуда знаешь?
- Вирхиния постоянно о них рассказывает. Говорят, что барон их продал, чтобы разлучить вас с этим мальчиком.
- Ба тебе это рассказала?
- Не она. Об этом говорили в бараках.
- Что ты еще слышал, Бастьяо?
- Что вы двое очень любили друг друга. И что барон боялся, что ваша дружба перерастет в настоящую любовь. Он хоть и был сыном белого человека, но он был рабом. Говорили, что вы очень страдали, когда он уехал. Что вы даже заболели. Потом вы уехали, потому что иначе вы бы умирали от печали. Должно быть это ужасно, когда тебя разлучают с человеком, которого ты любишь, не так ли?
- Кто ты сказал?
- Что должно быть это ужасно, когда тебя разлучают с человеком, которого ты любишь.
- Да, это ужасно.
- Вы хотите сказать, что любили друг друга?
- Нет. Я хотела сказать, что он был слугой в доме, и он был мне как брат. Он был умным, милым, гордым, несмотря на то, что был еще ребенком.
- Ба говорила, что он был настоящим дьяволенком.
- Она постоянно ругала его из-за меня.
- Она вас очень любит, сеньорита.
- Я ее тоже, Бастьяо. Я ее очень люблю.

- Возьми.
- Возвращайся, Бентиньо. Возвращайся.
- Нет, сначала я дам тебе воды, а потом вернусь. Сейчас они должно быть уже далеко.
- Если Господь так хочет, так и будет. А теперь уходи, Бентиньо. Возвращайся.
- Ну, хорошо, хорошо.
- Иди.
- Пока.
- Иди. Даже если я умру здесь, брат, даже если я умру, ты должен сбежать отсюда.

- Вашему отцу не понравится, что вы пришли сюда.
- Он об этом узнает, только если ты ему об этом расскажешь.
- Но что вы тут будете делать?
- Ничего, Бастьяо, я буду только смотреть.
- Но сеньора! Кто-нибудь может увидеть вас и рассказать ему.
- Если это случиться, Бастьяо, я разберусь с этим. Я теперь пойдем. Где сейчас живут дети, Бастьяо.
- На фазенде почти нет детей, сеньорита. А те, что есть, сейчас в поле.
- Боже мой! Какой кошмар!

- Кто это, Бастьяо?
- Хустино – брат раба, который сбежал. Это сеньорита, Хустино.
- Дочь этого негодяя! Уведи ее отсюда, Бастьяо!
- Нам лучше уйти, сеньорита.
- Я поговорю с ним, Бастьяо.
- Если вы пришли от отца и хотите узнать, куда они ушли, то можете вернуться и сказать ему, что я ничего не знаю.
- Отпусти его, Бастьяо.
- Вы должно быть с ума сошли? Я не могу это сделать.
- Я приказываю тебе, Бастьяо!
- У меня нет ключей. Они у управляющего. Сам дьявол пришел.
- Мое почтение, сеньорита. Я не пришел поздороваться с вами, потому что был занят. У нас тут три негра сбежали. Кстати, я не ожидал встретить вас в бараках за беседой с негром, который помог сбежать тем неграм. Эти негры неблагодарные! Никто не обращается с рабами лучше, чем барон.
- Я вижу совсем другое.
- А вы не смотрите на этого негра.
- Отпусти его, Бруно.
- Но я не могу. Я еще не узнал, куда сбежали его брат и двое других.
- Это приказ.
- Вы должно быть шутите.
- Я же сказала, что это приказ, Бруно! Подчиняйся!
- А если я его отпущу, кто будет отчитываться перед хозяином?
- Я! А теперь отпусти его!
- Сеньорита приказала и я подчиняюсь. Но могу вас заверить, что вашему отцу это совсем не понравится. Ты отбыл сове наказание, негр. Сеньорита выросла, но так и не поняла, что представляют из себя рабы.
- Помоги мне, Бастьяо. Сходи за водой, нужно промыть его раны.
- Никто не в силах залечить мои раны. Даже святые, как вы. Уходите с Бастьяо. Уходите отсюда.
- Однажды все это закончится.
- Я буду ждать этого дня.
- Я буду молиться, чтобы твоему брату удалось сбежать.
- Еще раз благодарю, сеньорита.
- Пойдемте, сеньорита. Пойдемте объясним все вашему отцу.
- Пойдем.

- С каких пор ты выполняешь приказы моей дочери?
- Простите, барон, но она пришла в бараки. Вы бы видели свою дочь и она стояла рядом с негром, она почти плакала. Что я мог сделать? Она приказала, чтобы я отпустил этого несчастного, и я ничего не мог сделать.
- Хорошо, Бруно. Хорошо.
- Заковать его снова?
- Нет, оставь его. Это его брат сбежал, а не он.
- Но я уверен, что он помог сбежать им. Он опасен. Я еще хотел вам кое-что сказать, хозяин.
- Ну, говори уже!
- Сегодня утром я пошел к лодке. И ее не было на месте.
- Как это нет?
- Я подозреваю, что беглецы использовали ее для побега. Я думаю, что Бастьяо знал об этом, но ничего не сказал.
- Он не такой дурак. У него столько привилегий в доме.
- Негры рождаются дураками, хозяин, иначе бы они не были бы рабами

- Кофе, дедушка.
- Спасибо, Хулиана. Спасибо.
- Нет, нет, нет.
- Простите за опоздание.
- Хотите кофе, преподобный Хосе?
- Да, спасибо.
- Если вам что-нибудь понадобится, зовите меня.
- Спасибо, дочка. Итак, мы все собрались, и я могу начать читать, сеньоры. Это особый номер нашей газеты, и он может вызвать негативную реакцию.
- Но эта ересь_(???) , да, Августо?
- Я не получил денег от вашей церкви, преподобный Хосе, на которые я хотел прикупить нам побольше страниц в газете.
- Я всего лишь пошутил, Августо, но в любом случае, я прошу прощения.
- Ваше преподобие, вы опоздали, так что не мешайте чтению.
- Но я уже попросил прощения. Пожалуйста, Августо, продолжайте.
- Минуточку.
- Говори, Коутиньо.
- После следующего урожая кофе я дам вам деньги, вместо церкви преподобного Хосе. Так вы сможете купить больше страниц для нашей газеты.
- Отличная идея, сеньор Коутиньо. Отличная идея. Я предлагаю, чтобы в газете было написано, что Августо великий благодетель. На первой странице, а?
- Нет, нет, нет. Так нет.
- Вы боитесь барона Араруны, Коутиньо?
- Просто мы никогда не знаем, что напишет Августо, не так ли?
- У нас есть свобода слова, мой друг Коутиньо. Мы выступим за тех, кто дает деньги. К несчастью, я всегда с другой стороны.
- Прочитай уже, что ты написал, Августо. Мне очень интересно узнать, что же ты написал в этой газете.
- Я начну с главной статьи.
- А о чем она?
- Об аболиции. Я написал статью об аболиции. Почему у вас такие испуганные выражения лиц? Мы ведь аболиционисты или нет?
- Надо быть очень тактичными, чтобы затронуть такую тему здесь, в Араруне, Августо.
- Я вас предупреждал, Августо.
- Подождите. Я вам еще ничего не прочитал, а вы уже умираете от страха.
- Читай, читай статью, а потом мы ее обсудим.
- Хорошо.

- Какое-то важное дело, папа?
- Нет, нет. Так один спор между двумя фермерами из-за участка земли. Выигрышное дело. С одной стороны мой клиент имеет право на эту землю, но с другой ему лучше ее отдать.
- А почему тогда выигрышное дело?
- Ай, сынок. Сын, поразмысли немного. Поразмысли. Мой клиент потеряет часть земли, но зато получит хорошего соседа.
- Ну если смотреть с этой стороны, то ты прав. Как всегда прав, папа.
- Сын, я тут подумал о визите к Мануэлю Тешейро. Мне бы хотелось, чтобы ты пошел со мной.
- Опять ты об этом?
- Сын. Я должен все объяснить родителям девушки.
- Ну вот и хорошо, адвокат Фуэнтес. Вы будете давать объяснения, а не я.
- Ну что тебе стоит пойти туда со мной?
- Да я не имею к ней никакого отношения, папа. Это ты обо всем договаривался с ее родителями, вот и улаживай это сам.
- Это визит вежливости, не более того.
- Папа, и как ты себе это представляешь. Дон Родольфо – это ваша невеста. А она покажет мне лицо, которое до сих пор ото всех скрывала. Да, я в обморок упаду от испуга.
- Ты думаешь, она некрасивая?
- Ты когда-нибудь видел ее лицо?
- Да. Когда она была маленькой.
- И?
- И…она была очень страшненькая.
- Вот видишь, так что давай закончим эту дискуссию, папа.
- И что ты предлагаешь, чтобы я сказал ее родителям, что я аннулирую наше соглашение, потому что когда я его заключал, ты ничего о нем не знал?
- Именно.
- Они отправят девушку в монастырь.
- Пускай!
- И я умру от угрызений совести, если это случиться. А к этому все и идет.
- Хорошо, папа. Мы пойдем туда.
- Я знал, что могу на тебя рассчитывать.
- Но у меня есть одно условие.
- Какое?
- Сначала мы заедем на фазенду барона Араруны. Это будет визит вежливости.
- К барону?
- Да. Я хочу увидеть человека, который после моего путешествия не могу выкинуть из своей головы.
- Ты слишком высоко метишь, Родольфо.
- Да, всегда, папа.
- Ну, хорошо. Мы заедем к барону и его дочери.
- Да.
- Но не забудь, сын, что если дело дойдет до политики, то ты консерватор, если речь зайдет об аболиции, то ты за рабство.
- Если политика, то я консерватор, если аболиция, то я сторонник рабства. Я не забуду.
- Пойдем. А! На обратном пути заедем к Тешейро.
- Хорошо. Тогда, пойдем. Пойдем.
- Да, да.
- Пойдем уже. Мы сейчас же выезжаем.

- Ну что?
- Великолепная статья, Августо. Хотя слишком смелая.
- Я уже даже представляю барона Араруны, читающего эту статью.
- Я уверен, что он закроет твою типографию.
- Но все что здесь написано – это правда.
- А никто и не спорит.
- Эверальдо, никто не имеет право распоряжаться чужими жизнями. Никто не имеет права подвергать пыткам другого, привязывать, унижать.
- Августо, мы говорим о рабах.
- О владельцах рабов, сеньор Эверальдо. О таких владельцах, как барон Араруны.
- Я не знаю, я не знаю.
- Возможно, адвокат Фуэнтес изложит нам свое мнение.
- И сможет предвидеть последствия всего этого.
- Твоя статья, твоя статья Августо, касается и всех нас.
- На моих землях уже давно отменена порка.
- На моих тоже. С моими рабами обращаются , как с людьми.
- А они и есть люди, сеньор Коутиньо, как все мы.
- Мы сейчас не об этом говорим, преподобный Хосе. Мы все здесь аболиционисты, как и вы. Но у нас у всех есть плантации, земли, на которых нужно работать.
- Нам нужна рабочая сила!
- Именно. Если мы освободим нашим негров, кто будет работать на нашей земле?
- Да. Кто?
- Кто? Августо, это не имеет смысла. Мы всегда возвращаемся к одному и тому же вопросу. Мы обсуждаем, обсуждаем, обсуждаем, а вопросы всегда такие: Кто будет работать на земле. Кто будет работать в полях? Кто будет работать для того, чтобы вы обогатились? Кто? Кто? Августо, не публикуй статью. Не публикуй ее, потому что ты останешься один. А сейчас простите меня, мне пора. Да прибудет с вами Господь, друзья мои! Да прибудет с вами Господь!
- Что будем делать?

- Кто дал тебе право отпустить этого нерга, могу я узнать?
- Он был связан по рукам и ногам, папа, как животное. Это бесчеловечно.
- Теперь ты будешь учить меня, как обращаться с рабами?
- Нет, папа.
- Это будет первый и последний раз, когда ты вмешиваешься в дела фазенды, сеньорита. Особенно когда дело касается негров!
- Она больше не будет вмешиваться, Ферейра. Не так ли, дочка?
- Хорошо.
- Ради Бога, дочка, не спорь с ним больше! У твоего отца есть на то причины.
- Какие причины, мама? Как он может быть таким жестоким?
- Твоему отцу нужны негры, дочка. А недавно кто-то сбежал.
- Ты оправдываешь его поведение?
- Я всего лишь хочу мира в этом доме, сеньорита. Вот и все.
- Я не могу мириться с такой ситуацией, мама. Просто не могу.

- Вся эта земля принадлежала отцу барона, сын.
- Бескрайние земли.
- Да. Он был честным и был очень дальновидным.
- Могу себе представить.
- Но он было очень жестоким, непоколебимым. Особенно в отстаивании своих идей.
- Как и сын.
- Да, как и сын. Но он не был скупым. Нет, не был. Говорят, что он приехал сюда совсем молодым, он поднял эти земли, засадил здесь первые плантации, а потом сделал все своей собственностью. Затем он разделил всю земли на маленькие участки, и отдал ее таким же авантюристам, как он.
- Что в будущем стало империей феодала(?)
- Да, более или менее. Говорят, что он продавал землю по низким ценам, почти символическим. Но с одним условием.
- Чтобы с ним обращались, как с королем?
- Нет. С условием, что они будут засаживать эти земли, чтобы она процветала. Вот такое было условие.
- Как интересно.
- Да. Его девиз: землю заслуживает тот, кто что-то производит.
- Отец барона был разумным.
- Да. Да. Для того, чтобы земли процветали, сюда завезли рабов. И их держали в ежовых рукавицах.
- Ну, значит, сын от него этому научился.
- Да. А откуда ты думаешь, тут столько богатств? Благодаря этому маленькая Араруна, превратилась в этот город. Город носит имя его фазенды.
- Отсюда и титул барона, который потом перешел к сыну.
- Да. А заодно и уважение.
- Рабовладелец, консерватор.
- Точно.
- Почти такой же феодал, как и его отец.
- Нет, сын. Никогда не говори ему это.
- Я не сумасшедший, папа.
- Если бы не был сумасшедшим, ты не стал бы республиканцем.
- Папа, а ты считаешь себя сумасшедшим?
- Я? Конечно же, нет. Да я самый разумный человек на этих землях!
- Тогда как же объяснить тайные собрания, которые ты посещаешь со своими друзьями, чтобы обсудить аболицию, республику?
- Как ты об этом узнал?
- Мама, когда мне пишет, все рассказывает. Она пишет, ничего не утаивая.

- Он попросил сказать, что приедет к вам.
- Сегодня?
- После ужина.
- Боже мой! Святые угодники, я не верю.
- Я знал, что он выполнит свое обещание. Послушай, в этом городе нет более честного и справедливого человека, чем он.
- Он приедет просить ее руки?
- Думаю, да.
- Он что-нибудь тебе говорил, Рикардо.
- Что? Нет. Он ничего не сказал. Он только попросил сообщить вам, что заедет к вам с моим братом. Это все. До свидания. Мне нужно идти.
- Подготовь нашу дочь, жена. Великий день настал. Настал!

- Зачем приехал сеньор Фуентес? И кто это с ним, Хусто?
- Другой, это его сын.
- Надо же! У сеньора Фуентеса есть еще один сын помимо Рикардо?
- Да, этот второй адвокат, как и отец.
- Зачем они приехали, Хусто?
- Этого я не знаю, Бастьяо.
- Не знаешь? Ты что не их раб? Ты привез их сюда в этой карете и хочешь, чтобы я поверил, что ты не слышал, о чем они говорили?
- Послушай(во-первых), Бастьяо. Я не раб. Я уже давно свободный! Я работаю на них, потому что мне это нравится, потому они хорошие люди, у меня хороший хозяин.
- Да что ты говоришь?
- То и говорю! Я не скажу тебе ни слова о том, о чем они говорили.
- Послушай, ты стал свободным, но таким глупым!
- Бастьяо!
- Что?
- Сеньорита ехала в поезде с этим сеньором, и он влюбился в нее. Это все, что я могу тебе сказать!

- Это произошло именно в тот день, когда моя дочь вернулась домой.
- Да, да. С каждым разом с рабами становится все сложнее. Я получаю много жалоб на них.
- Я не понимаю, зачем эти негры убегают! Они сбегают, потом их ловят. Кого-то наказывают, кого приговаривают к смерти, а это их ничему не учит!
- Это все из-за волны аболиции в стране, сеньор барон, которая дошла и до рабства. Это она их подталкивает к побегам, несмотря на последствия.
- Это вы хорошо сказали! Виноваты те, что продвигает аболицию и толкает негров к побегам. Я задаюсь вопросом, что станет с нашей страной, если мы освободим наших рабов?
- Это движение ни на что не повлияет, сеньор барон, ни на что! Аболиционисты не ощущают проблемы на себе(своей шкуре). Они хотят освободить своих рабов, потому что они не выращивают кофе, хлопок и сахарный тростник. Эти аболиционисты не имеют земли, которую они могли бы обрабатывать. Но у негров есть душа, есть чувства, они смеются, плачут, поют, как мы. Конечно, мы должны и это учитывать.
- Ты думаешь?
- Конечно. Конечно. Сеньор барон, когда человек вырубает большой лес, чтобы засадить его, приносит в жертву большие деревья, гнезда птиц, а землю потом засеять семенами. Цель оправдывает средства. Вы меня понимаете?
- Конечно. Конечно.
- Ну, вот это я и хотел сказать. Мы нужно использовать черную рабочую силу, чтобы засадить каждый дюйм кофейных плантаций нашей страны. Я также говорю о сахарном тростнике, о хлопчатнике и о других культурах. Отказаться от рабов, значит привести себя к разорению. Только недалекие люди могут продвигать такие идеи, сеньор барон. Я хочу сказать, что освобождение рабов – это антипатриотично.
- Ты, несомненно, унаследовал талант своего отца. Я рад слышать, что ты приехал, чтобы остаться здесь и будете нам помогать в наших делах.
- Большое спасибо, сеньор барон. Мне бы хотелось узнать, что об этом думает сеньорита.
- Мое мнение неважно, дон Родольфо. С вашего позволения, я уйду.
- Она нехорошо себя чувствует. С вашего разрешения.
- Да, конечно.
- Надеюсь, что вы простите мою дочь и не примите это на свой счет.
- Конечно, нет.
- Нам нужно получше познакомиться. И надеюсь, что вам удастся выбить ее головы эти идеи.
- Какие?
- Против наказания рабов. Сегодня утром я на нее разозлился, потому что она отпустила закованного в цепи раба, который каким-то образом помог своему брату и двум другим рабам сбежать.

- Какой ужасный тип, мама. Какой ужасный!
- А мне он показался очень умным.
- Умным? Умным? Да он бесчеловечный и жестокий! Вы слышали, как он говорил о рабах? А это история о деревьях, лесе. Она просто отвратительна.
- В этом он очень похож на твоего отца. Но не в манере говорить и не в защите своих идей.
- Именно поэтому я испытываю к нему отвращение, мама. Именно поэтому.
- Не знаю, но мне кажется, что он и его отец приехали с другими намерениями. Ты не заметила, как он на тебя смотрел, дочка?
- Нет. Я не заметила.
- Мне кажется, что у тебя появился поклонник, дочка. Очень хороший поклонник.
- Да я лучше буду старой девой, чем выйду за такого человека замуж. Пусть папа не смеет вселять в них надежду. И пусть он не смеет приглашать его в этот дом, пока я здесь живу.

- Добрый день!
- Добрый день! Я могу зайти?
- Проходите, пожалуйста.
- Большое спасибо.
- Не за что. Чувствуйте себя, как дома.
- Я пришел поговорить с вашим мужем, донья Инес. Он дома?
- Нет. Фуентес и мой сын Родольфо уехали на фазенду барона Араруны.
- Там что-то случилось?
- Ничего. Родольфо возвращался вместе с сеньоритой в поезде. Вы только представьте себе, преподобный, она путешествовала одна.
- Да, я уже об этом знаю. Уже знаю.
- Как барон позволил, чтобы она путешествовала одна.
- Нет, нет, нет. Барон не разрешал. Сеньорита путешествовала одна, но ей никто этого не разрешал.
- Матерь Божья!
- Но это уже в прошлом, донья Инес. Скажите мне вот что. А зачем ваш муж и сын поехали туда?
- Вы только никому об этом не рассказывайте, преподобный. Но, кажется, Родольфо очень заинтересовался этой девушкой.
- Заинтересовался?
- Да. Он в нее влюбился. Ну, или думает, что влюбился.
- Послушайте, а как же бедная Анна?
- Его отец попытается уладить эту ситуацию.
- Как уладить?
- Хороший вопрос, преподобный Хосе. Хороший вопрос.
- Ай, бедная Анна.
- Да.

- Что он сказал? Когда они приедут, мама?
- Ах, дочка. Не знаю. Зависит о того, о ком ты спрашиваешь.
- Ах, у меня коленки от страза дрожат.
- У меня тоже.
- Без вуали?
- Нет, с вуалью.
- Мама.
- Дочка, я обещала, что ты под алтарь пойдешь в вуали. И только потом ее снимешь.
- Хватит, мама.
- Дочка, святая Рита выполнила мою просьбу. Мы сдержим свое слово.
- А если он захочет увидеть мое лицо, мама? Что мне ему сказать?
- Он не попросит об этом, дочка. Он будет уважать мое слово, которое я дала святой Рите.

- Пожалуйста, присаживайтесь.
- Послушай, друг, ты не представляешь, как я был рад, когда узнал, что ты и твой сын Родольфо приедете к нам.
- Я здесь частый гость.
- Да, но Родольфо нет.
- Но мы заехали ненадолго. Мы только что были у барона Арарруны и мы немного устали.
- Надеюсь, что мы вас не побеспокоили, сеньор Мануель.
- Вы побеспокоили меня, ну что вы.
- Я привез своего сына, чтобы он познакомился с вашей дочерью, которую я выбрал ему в невесты.
- Она всю жизнь ждала этого момента, дон Родольфо. Как и я с ее матерью. Послушайте, вы не подождете немного? Я пойду скажу Нине и Анне, что вы уже приехали. С вашего разрешения.
- Нелепая ситуация, папа. Я чувствую себя полным идиотом здесь.
- Я тебе уже говорил, что я виноват в этом, но пожалуйста, давай останься здесь еще ненадолго. Если не ради бедной Анны, то ради меня.
- А если я скажу, что республиканец и аболиционист?
- Говори, что хочешь. Но пожалуйста, отнесись с уважением к девушке. Имей сострадание к ней. А особенно к ее родителям.
- Я попытаюсь держать себя в руках, папа. Я постараюсь, вести себя подобающе, даже если она окажется страшной, как дьявол. Думаешь, она разочаровалась во мне?
- Кто она?
- Сеньорита, кто же еще.
- Не знаю, сын. Я никогда не понимал женщин, за исключением твоей матери.
- С другой стороны, похоже, что я понравился барону.
- В этом можешь не сомневаться, сын. Проблема в том, что ты тебе нужно понравиться дочери, а не отцу.
- Ты как всегда преувеличиваешь.
- Скажем, что это ты немного преуменьшаешь.
- Понравился отцу, но оттолкнул дочь.
- Да.
- Дон Родольфо, я хочу представить вам мою дочь Анну.
- Как дела, Анна?
- Ответь ему.
- Добрый вечер.
- Добрый вечер.
- Добрый вечер. Как поживаете, сеньора?
- Спасибо хорошо.
- Чувствуйте себя как дома, я пойду, сделаю вам кофе.
- Нет, спасибо.
- Не стоит.
- Мы здесь ненадолго. Нет, мы не… Сеньор Мануель, я уже здесь, ваша дочь может снять вуаль?
- Да, конечно.
- Нет. Конечно, нет. Я дала слово, дон Родольфо, святой Рите.
- Но мы почти семья, дорогая.
- Она не может. Не может. Я обещала, что она снимет вуаль в день своей свадьбы, после того, как вы скажете да. И будет так.
- Мама, я принесу кофе.
- Жена, забудь об этом обещании. Он ведь ее жених.
- Нет. Нельзя. Нельзя нарушать обещания.
- Мама, я принесу пирог.
- Мне кажется, что вы слегка преувеличиваете. Я привел сюда своего сына, чтобы он увидел вашу дочь. А это невозможно, если на ней вуаль.
- Обещание есть обещание. Простите меня.
- Я принесу пирог.
- Я отказываюсь от пирог, Анна. Более того, я от всего отказываюсь. Пойдем, папа.
- Но, сын.
- А, Анна. Я рад, что познакомился с тобой. Донья Нина, сеньор Мануель. Пойдем?
- Сын!
- Но еще очень рано, дон Родольфо.
- Я в другой раз приду, сеньор Мануель. Был рад встрече. Всего вам хорошего. Папа.
- Он немного устал. Мы приедет в другой день. С вашего разрешения.
- Если вы настаиваете. Спасибо, что приехали.
- До свидания.
- До свидания, дон Родольфо.
- До свидания.
- Значит до следующей встречи.
- До свидания.
- Я ему не понравилась, мама, не понравилась. Он даже не захотел попробовать пирог, который я сделала.
- Смотри, что ты наделала.
- Обещание есть обещание. Святая Рита выполнила мою просьбу, я должна сдержать свое слово.
- О, Господи!

- Мама, я принесу пирог. Пирог. Я принесу пирог. Боже мой, папа.
- Бедняжка этого не заслужила.
- Меня достала эта история, папа. Достала.
- Бедняжка ни в чем не виновата. Это ее мать безумная.
- Еще одна причина держаться подальше от этой семьи. Безумие передается по наследству.
- Каково ей сейчас.
- Ответь мне на вопрос. Ты бы женился на ней?
- Я?
- Да ты, папа. Ты бы женился на ней, даже не увидев ее лица?
- Послушай, сын. Подожди. Сын! Иди помедленней.

- Куда это вы убегали?
- Говори, негр.
- Говори, негр. Говори, негр. Или ты что язык проглотил.
- У этого дурная кровь. Он подрался со мной в лесу, но я его не убил, потому что не хотел изуродовать его.
- Хорошо, капитан, хорошо. Но здесь он заговорит. Заговорит. В тюрьму всех троих.
У меня немного странный вопрос. Как зовут главную героиню?

феодоссия
Аватара пользователя
Сообщения: 603
Зарегистрирован: Вс июл 12, 2009 11:24
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение феодоссия » Вт янв 12, 2010 18:53

Тори писал(а):Вот перевела третью серию, но субтитры делать не буду, не люблю время выставлять...

Перевод 3 серии
- О чем думаешь, брат?
- Об этой девушке острой на язычок и настоящей дамой.
- О дочери барона.
- О ней и о нашем совместном путешествии. Она красивая, Рикардо. Она красивая.
- Я видел ее, когда она выходила из поезда.
- Я буду (???) ее отцу, чем нашему, потому что я люблю его дочь.
- Брат, барон – человек с тяжелым характером.
- Не думаю.
- А Анна? Что ты собираешься делать?
- Я ничего. Это папа договаривался с ее отцом.
- Тебе не жалко бедняжку?
- А почему мне должно быть ее жалко? Я ее даже не знаю.
- Ты ее забыл?
- Да. Если это та о ком я думаю, она была такой тощей, с веснушками (пятнами), волосы у нее были, как метла, со взглядом мертвеца.
- Настоящая ведьма.
- Ее лицо скрывает вуаль, и это неспроста. Ты так не думаешь?
- Думаешь, она страшная?
- Тогда почему она прячет свое лицо?
- Потому что ее мать бережет ее для тебя.
- Ты веришь в эту сказку?
- Не знаю, брат. Ее отец тосканец, а мать наполовину сумасшедшая.
- Ко всему прочему, эти двое сумасшедшие. Да уж. Это могло сказаться и на их дочери, ты так не думаешь?
- А если она это унаследовала?
- Что?
- Безумия ее родителей? Что же еще?
- Да, возможно, так и есть. Иначе бы она не допустила бы, чтобы ее держали взаперти, чтобы на лицо надели вуаль и она бы не ждала мужчину, которого даже не знает. Рикардо, как барон отреагирует, если я приду к ним с визитом?
- От тебя зависит. Если ты представишься, как республиканец и аболиционист, он тебя выгонит. Возможно, даже не даст порог его дома переступить.
- Да. Он консерватор, рабовладелец, никогда не примет у себя дома зятя – республиканца и аболициониста.
- Зятя? Ты сходишь с ума?
- Да. Я схожу с ума, Рикардо. Я схожу с ума. Но схожу с ума от любви.

- Когда я была маленькой, я бегала по этим полям.
- С Рафаэлем, сыном Долорес.
- А ты откуда знаешь?
- Вирхиния постоянно о них рассказывает. Говорят, что барон их продал, чтобы разлучить вас с этим мальчиком.
- Ба тебе это рассказала?
- Не она. Об этом говорили в бараках.
- Что ты еще слышал, Бастьяо?
- Что вы двое очень любили друг друга. И что барон боялся, что ваша дружба перерастет в настоящую любовь. Он хоть и был сыном белого человека, но он был рабом. Говорили, что вы очень страдали, когда он уехал. Что вы даже заболели. Потом вы уехали, потому что иначе вы бы умирали от печали. Должно быть это ужасно, когда тебя разлучают с человеком, которого ты любишь, не так ли?
- Кто ты сказал?
- Что должно быть это ужасно, когда тебя разлучают с человеком, которого ты любишь.
- Да, это ужасно.
- Вы хотите сказать, что любили друг друга?
- Нет. Я хотела сказать, что он был слугой в доме, и он был мне как брат. Он был умным, милым, гордым, несмотря на то, что был еще ребенком.
- Ба говорила, что он был настоящим дьяволенком.
- Она постоянно ругала его из-за меня.
- Она вас очень любит, сеньорита.
- Я ее тоже, Бастьяо. Я ее очень люблю.

- Возьми.
- Возвращайся, Бентиньо. Возвращайся.
- Нет, сначала я дам тебе воды, а потом вернусь. Сейчас они должно быть уже далеко.
- Если Господь так хочет, так и будет. А теперь уходи, Бентиньо. Возвращайся.
- Ну, хорошо, хорошо.
- Иди.
- Пока.
- Иди. Даже если я умру здесь, брат, даже если я умру, ты должен сбежать отсюда.

- Вашему отцу не понравится, что вы пришли сюда.
- Он об этом узнает, только если ты ему об этом расскажешь.
- Но что вы тут будете делать?
- Ничего, Бастьяо, я буду только смотреть.
- Но сеньора! Кто-нибудь может увидеть вас и рассказать ему.
- Если это случиться, Бастьяо, я разберусь с этим. Я теперь пойдем. Где сейчас живут дети, Бастьяо.
- На фазенде почти нет детей, сеньорита. А те, что есть, сейчас в поле.
- Боже мой! Какой кошмар!

- Кто это, Бастьяо?
- Хустино – брат раба, который сбежал. Это сеньорита, Хустино.
- Дочь этого негодяя! Уведи ее отсюда, Бастьяо!
- Нам лучше уйти, сеньорита.
- Я поговорю с ним, Бастьяо.
- Если вы пришли от отца и хотите узнать, куда они ушли, то можете вернуться и сказать ему, что я ничего не знаю.
- Отпусти его, Бастьяо.
- Вы должно быть с ума сошли? Я не могу это сделать.
- Я приказываю тебе, Бастьяо!
- У меня нет ключей. Они у управляющего. Сам дьявол пришел.
- Мое почтение, сеньорита. Я не пришел поздороваться с вами, потому что был занят. У нас тут три негра сбежали. Кстати, я не ожидал встретить вас в бараках за беседой с негром, который помог сбежать тем неграм. Эти негры неблагодарные! Никто не обращается с рабами лучше, чем барон.
- Я вижу совсем другое.
- А вы не смотрите на этого негра.
- Отпусти его, Бруно.
- Но я не могу. Я еще не узнал, куда сбежали его брат и двое других.
- Это приказ.
- Вы должно быть шутите.
- Я же сказала, что это приказ, Бруно! Подчиняйся!
- А если я его отпущу, кто будет отчитываться перед хозяином?
- Я! А теперь отпусти его!
- Сеньорита приказала и я подчиняюсь. Но могу вас заверить, что вашему отцу это совсем не понравится. Ты отбыл сове наказание, негр. Сеньорита выросла, но так и не поняла, что представляют из себя рабы.
- Помоги мне, Бастьяо. Сходи за водой, нужно промыть его раны.
- Никто не в силах залечить мои раны. Даже святые, как вы. Уходите с Бастьяо. Уходите отсюда.
- Однажды все это закончится.
- Я буду ждать этого дня.
- Я буду молиться, чтобы твоему брату удалось сбежать.
- Еще раз благодарю, сеньорита.
- Пойдемте, сеньорита. Пойдемте объясним все вашему отцу.
- Пойдем.

- С каких пор ты выполняешь приказы моей дочери?
- Простите, барон, но она пришла в бараки. Вы бы видели свою дочь и она стояла рядом с негром, она почти плакала. Что я мог сделать? Она приказала, чтобы я отпустил этого несчастного, и я ничего не мог сделать.
- Хорошо, Бруно. Хорошо.
- Заковать его снова?
- Нет, оставь его. Это его брат сбежал, а не он.
- Но я уверен, что он помог сбежать им. Он опасен. Я еще хотел вам кое-что сказать, хозяин.
- Ну, говори уже!
- Сегодня утром я пошел к лодке. И ее не было на месте.
- Как это нет?
- Я подозреваю, что беглецы использовали ее для побега. Я думаю, что Бастьяо знал об этом, но ничего не сказал.
- Он не такой дурак. У него столько привилегий в доме.
- Негры рождаются дураками, хозяин, иначе бы они не были бы рабами

- Кофе, дедушка.
- Спасибо, Хулиана. Спасибо.
- Нет, нет, нет.
- Простите за опоздание.
- Хотите кофе, преподобный Хосе?
- Да, спасибо.
- Если вам что-нибудь понадобится, зовите меня.
- Спасибо, дочка. Итак, мы все собрались, и я могу начать читать, сеньоры. Это особый номер нашей газеты, и он может вызвать негативную реакцию.
- Но эта ересь_(???) , да, Августо?
- Я не получил денег от вашей церкви, преподобный Хосе, на которые я хотел прикупить нам побольше страниц в газете.
- Я всего лишь пошутил, Августо, но в любом случае, я прошу прощения.
- Ваше преподобие, вы опоздали, так что не мешайте чтению.
- Но я уже попросил прощения. Пожалуйста, Августо, продолжайте.
- Минуточку.
- Говори, Коутиньо.
- После следующего урожая кофе я дам вам деньги, вместо церкви преподобного Хосе. Так вы сможете купить больше страниц для нашей газеты.
- Отличная идея, сеньор Коутиньо. Отличная идея. Я предлагаю, чтобы в газете было написано, что Августо великий благодетель. На первой странице, а?
- Нет, нет, нет. Так нет.
- Вы боитесь барона Араруны, Коутиньо?
- Просто мы никогда не знаем, что напишет Августо, не так ли?
- У нас есть свобода слова, мой друг Коутиньо. Мы выступим за тех, кто дает деньги. К несчастью, я всегда с другой стороны.
- Прочитай уже, что ты написал, Августо. Мне очень интересно узнать, что же ты написал в этой газете.
- Я начну с главной статьи.
- А о чем она?
- Об аболиции. Я написал статью об аболиции. Почему у вас такие испуганные выражения лиц? Мы ведь аболиционисты или нет?
- Надо быть очень тактичными, чтобы затронуть такую тему здесь, в Араруне, Августо.
- Я вас предупреждал, Августо.
- Подождите. Я вам еще ничего не прочитал, а вы уже умираете от страха.
- Читай, читай статью, а потом мы ее обсудим.
- Хорошо.

- Какое-то важное дело, папа?
- Нет, нет. Так один спор между двумя фермерами из-за участка земли. Выигрышное дело. С одной стороны мой клиент имеет право на эту землю, но с другой ему лучше ее отдать.
- А почему тогда выигрышное дело?
- Ай, сынок. Сын, поразмысли немного. Поразмысли. Мой клиент потеряет часть земли, но зато получит хорошего соседа.
- Ну если смотреть с этой стороны, то ты прав. Как всегда прав, папа.
- Сын, я тут подумал о визите к Мануэлю Тешейро. Мне бы хотелось, чтобы ты пошел со мной.
- Опять ты об этом?
- Сын. Я должен все объяснить родителям девушки.
- Ну вот и хорошо, адвокат Фуэнтес. Вы будете давать объяснения, а не я.
- Ну что тебе стоит пойти туда со мной?
- Да я не имею к ней никакого отношения, папа. Это ты обо всем договаривался с ее родителями, вот и улаживай это сам.
- Это визит вежливости, не более того.
- Папа, и как ты себе это представляешь. Дон Родольфо – это ваша невеста. А она покажет мне лицо, которое до сих пор ото всех скрывала. Да, я в обморок упаду от испуга.
- Ты думаешь, она некрасивая?
- Ты когда-нибудь видел ее лицо?
- Да. Когда она была маленькой.
- И?
- И…она была очень страшненькая.
- Вот видишь, так что давай закончим эту дискуссию, папа.
- И что ты предлагаешь, чтобы я сказал ее родителям, что я аннулирую наше соглашение, потому что когда я его заключал, ты ничего о нем не знал?
- Именно.
- Они отправят девушку в монастырь.
- Пускай!
- И я умру от угрызений совести, если это случиться. А к этому все и идет.
- Хорошо, папа. Мы пойдем туда.
- Я знал, что могу на тебя рассчитывать.
- Но у меня есть одно условие.
- Какое?
- Сначала мы заедем на фазенду барона Араруны. Это будет визит вежливости.
- К барону?
- Да. Я хочу увидеть человека, который после моего путешествия не могу выкинуть из своей головы.
- Ты слишком высоко метишь, Родольфо.
- Да, всегда, папа.
- Ну, хорошо. Мы заедем к барону и его дочери.
- Да.
- Но не забудь, сын, что если дело дойдет до политики, то ты консерватор, если речь зайдет об аболиции, то ты за рабство.
- Если политика, то я консерватор, если аболиция, то я сторонник рабства. Я не забуду.
- Пойдем. А! На обратном пути заедем к Тешейро.
- Хорошо. Тогда, пойдем. Пойдем.
- Да, да.
- Пойдем уже. Мы сейчас же выезжаем.

- Ну что?
- Великолепная статья, Августо. Хотя слишком смелая.
- Я уже даже представляю барона Араруны, читающего эту статью.
- Я уверен, что он закроет твою типографию.
- Но все что здесь написано – это правда.
- А никто и не спорит.
- Эверальдо, никто не имеет право распоряжаться чужими жизнями. Никто не имеет права подвергать пыткам другого, привязывать, унижать.
- Августо, мы говорим о рабах.
- О владельцах рабов, сеньор Эверальдо. О таких владельцах, как барон Араруны.
- Я не знаю, я не знаю.
- Возможно, адвокат Фуэнтес изложит нам свое мнение.
- И сможет предвидеть последствия всего этого.
- Твоя статья, твоя статья Августо, касается и всех нас.
- На моих землях уже давно отменена порка.
- На моих тоже. С моими рабами обращаются , как с людьми.
- А они и есть люди, сеньор Коутиньо, как все мы.
- Мы сейчас не об этом говорим, преподобный Хосе. Мы все здесь аболиционисты, как и вы. Но у нас у всех есть плантации, земли, на которых нужно работать.
- Нам нужна рабочая сила!
- Именно. Если мы освободим нашим негров, кто будет работать на нашей земле?
- Да. Кто?
- Кто? Августо, это не имеет смысла. Мы всегда возвращаемся к одному и тому же вопросу. Мы обсуждаем, обсуждаем, обсуждаем, а вопросы всегда такие: Кто будет работать на земле. Кто будет работать в полях? Кто будет работать для того, чтобы вы обогатились? Кто? Кто? Августо, не публикуй статью. Не публикуй ее, потому что ты останешься один. А сейчас простите меня, мне пора. Да прибудет с вами Господь, друзья мои! Да прибудет с вами Господь!
- Что будем делать?

- Кто дал тебе право отпустить этого нерга, могу я узнать?
- Он был связан по рукам и ногам, папа, как животное. Это бесчеловечно.
- Теперь ты будешь учить меня, как обращаться с рабами?
- Нет, папа.
- Это будет первый и последний раз, когда ты вмешиваешься в дела фазенды, сеньорита. Особенно когда дело касается негров!
- Она больше не будет вмешиваться, Ферейра. Не так ли, дочка?
- Хорошо.
- Ради Бога, дочка, не спорь с ним больше! У твоего отца есть на то причины.
- Какие причины, мама? Как он может быть таким жестоким?
- Твоему отцу нужны негры, дочка. А недавно кто-то сбежал.
- Ты оправдываешь его поведение?
- Я всего лишь хочу мира в этом доме, сеньорита. Вот и все.
- Я не могу мириться с такой ситуацией, мама. Просто не могу.

- Вся эта земля принадлежала отцу барона, сын.
- Бескрайние земли.
- Да. Он был честным и был очень дальновидным.
- Могу себе представить.
- Но он было очень жестоким, непоколебимым. Особенно в отстаивании своих идей.
- Как и сын.
- Да, как и сын. Но он не был скупым. Нет, не был. Говорят, что он приехал сюда совсем молодым, он поднял эти земли, засадил здесь первые плантации, а потом сделал все своей собственностью. Затем он разделил всю земли на маленькие участки, и отдал ее таким же авантюристам, как он.
- Что в будущем стало империей феодала(?)
- Да, более или менее. Говорят, что он продавал землю по низким ценам, почти символическим. Но с одним условием.
- Чтобы с ним обращались, как с королем?
- Нет. С условием, что они будут засаживать эти земли, чтобы она процветала. Вот такое было условие.
- Как интересно.
- Да. Его девиз: землю заслуживает тот, кто что-то производит.
- Отец барона был разумным.
- Да. Да. Для того, чтобы земли процветали, сюда завезли рабов. И их держали в ежовых рукавицах.
- Ну, значит, сын от него этому научился.
- Да. А откуда ты думаешь, тут столько богатств? Благодаря этому маленькая Араруна, превратилась в этот город. Город носит имя его фазенды.
- Отсюда и титул барона, который потом перешел к сыну.
- Да. А заодно и уважение.
- Рабовладелец, консерватор.
- Точно.
- Почти такой же феодал, как и его отец.
- Нет, сын. Никогда не говори ему это.
- Я не сумасшедший, папа.
- Если бы не был сумасшедшим, ты не стал бы республиканцем.
- Папа, а ты считаешь себя сумасшедшим?
- Я? Конечно же, нет. Да я самый разумный человек на этих землях!
- Тогда как же объяснить тайные собрания, которые ты посещаешь со своими друзьями, чтобы обсудить аболицию, республику?
- Как ты об этом узнал?
- Мама, когда мне пишет, все рассказывает. Она пишет, ничего не утаивая.

- Он попросил сказать, что приедет к вам.
- Сегодня?
- После ужина.
- Боже мой! Святые угодники, я не верю.
- Я знал, что он выполнит свое обещание. Послушай, в этом городе нет более честного и справедливого человека, чем он.
- Он приедет просить ее руки?
- Думаю, да.
- Он что-нибудь тебе говорил, Рикардо.
- Что? Нет. Он ничего не сказал. Он только попросил сообщить вам, что заедет к вам с моим братом. Это все. До свидания. Мне нужно идти.
- Подготовь нашу дочь, жена. Великий день настал. Настал!

- Зачем приехал сеньор Фуентес? И кто это с ним, Хусто?
- Другой, это его сын.
- Надо же! У сеньора Фуентеса есть еще один сын помимо Рикардо?
- Да, этот второй адвокат, как и отец.
- Зачем они приехали, Хусто?
- Этого я не знаю, Бастьяо.
- Не знаешь? Ты что не их раб? Ты привез их сюда в этой карете и хочешь, чтобы я поверил, что ты не слышал, о чем они говорили?
- Послушай(во-первых), Бастьяо. Я не раб. Я уже давно свободный! Я работаю на них, потому что мне это нравится, потому они хорошие люди, у меня хороший хозяин.
- Да что ты говоришь?
- То и говорю! Я не скажу тебе ни слова о том, о чем они говорили.
- Послушай, ты стал свободным, но таким глупым!
- Бастьяо!
- Что?
- Сеньорита ехала в поезде с этим сеньором, и он влюбился в нее. Это все, что я могу тебе сказать!

- Это произошло именно в тот день, когда моя дочь вернулась домой.
- Да, да. С каждым разом с рабами становится все сложнее. Я получаю много жалоб на них.
- Я не понимаю, зачем эти негры убегают! Они сбегают, потом их ловят. Кого-то наказывают, кого приговаривают к смерти, а это их ничему не учит!
- Это все из-за волны аболиции в стране, сеньор барон, которая дошла и до рабства. Это она их подталкивает к побегам, несмотря на последствия.
- Это вы хорошо сказали! Виноваты те, что продвигает аболицию и толкает негров к побегам. Я задаюсь вопросом, что станет с нашей страной, если мы освободим наших рабов?
- Это движение ни на что не повлияет, сеньор барон, ни на что! Аболиционисты не ощущают проблемы на себе(своей шкуре). Они хотят освободить своих рабов, потому что они не выращивают кофе, хлопок и сахарный тростник. Эти аболиционисты не имеют земли, которую они могли бы обрабатывать. Но у негров есть душа, есть чувства, они смеются, плачут, поют, как мы. Конечно, мы должны и это учитывать.
- Ты думаешь?
- Конечно. Конечно. Сеньор барон, когда человек вырубает большой лес, чтобы засадить его, приносит в жертву большие деревья, гнезда птиц, а землю потом засеять семенами. Цель оправдывает средства. Вы меня понимаете?
- Конечно. Конечно.
- Ну, вот это я и хотел сказать. Мы нужно использовать черную рабочую силу, чтобы засадить каждый дюйм кофейных плантаций нашей страны. Я также говорю о сахарном тростнике, о хлопчатнике и о других культурах. Отказаться от рабов, значит привести себя к разорению. Только недалекие люди могут продвигать такие идеи, сеньор барон. Я хочу сказать, что освобождение рабов – это антипатриотично.
- Ты, несомненно, унаследовал талант своего отца. Я рад слышать, что ты приехал, чтобы остаться здесь и будете нам помогать в наших делах.
- Большое спасибо, сеньор барон. Мне бы хотелось узнать, что об этом думает сеньорита.
- Мое мнение неважно, дон Родольфо. С вашего позволения, я уйду.
- Она нехорошо себя чувствует. С вашего разрешения.
- Да, конечно.
- Надеюсь, что вы простите мою дочь и не примите это на свой счет.
- Конечно, нет.
- Нам нужно получше познакомиться. И надеюсь, что вам удастся выбить ее головы эти идеи.
- Какие?
- Против наказания рабов. Сегодня утром я на нее разозлился, потому что она отпустила закованного в цепи раба, который каким-то образом помог своему брату и двум другим рабам сбежать.

- Какой ужасный тип, мама. Какой ужасный!
- А мне он показался очень умным.
- Умным? Умным? Да он бесчеловечный и жестокий! Вы слышали, как он говорил о рабах? А это история о деревьях, лесе. Она просто отвратительна.
- В этом он очень похож на твоего отца. Но не в манере говорить и не в защите своих идей.
- Именно поэтому я испытываю к нему отвращение, мама. Именно поэтому.
- Не знаю, но мне кажется, что он и его отец приехали с другими намерениями. Ты не заметила, как он на тебя смотрел, дочка?
- Нет. Я не заметила.
- Мне кажется, что у тебя появился поклонник, дочка. Очень хороший поклонник.
- Да я лучше буду старой девой, чем выйду за такого человека замуж. Пусть папа не смеет вселять в них надежду. И пусть он не смеет приглашать его в этот дом, пока я здесь живу.

- Добрый день!
- Добрый день! Я могу зайти?
- Проходите, пожалуйста.
- Большое спасибо.
- Не за что. Чувствуйте себя, как дома.
- Я пришел поговорить с вашим мужем, донья Инес. Он дома?
- Нет. Фуентес и мой сын Родольфо уехали на фазенду барона Араруны.
- Там что-то случилось?
- Ничего. Родольфо возвращался вместе с сеньоритой в поезде. Вы только представьте себе, преподобный, она путешествовала одна.
- Да, я уже об этом знаю. Уже знаю.
- Как барон позволил, чтобы она путешествовала одна.
- Нет, нет, нет. Барон не разрешал. Сеньорита путешествовала одна, но ей никто этого не разрешал.
- Матерь Божья!
- Но это уже в прошлом, донья Инес. Скажите мне вот что. А зачем ваш муж и сын поехали туда?
- Вы только никому об этом не рассказывайте, преподобный. Но, кажется, Родольфо очень заинтересовался этой девушкой.
- Заинтересовался?
- Да. Он в нее влюбился. Ну, или думает, что влюбился.
- Послушайте, а как же бедная Анна?
- Его отец попытается уладить эту ситуацию.
- Как уладить?
- Хороший вопрос, преподобный Хосе. Хороший вопрос.
- Ай, бедная Анна.
- Да.

- Что он сказал? Когда они приедут, мама?
- Ах, дочка. Не знаю. Зависит о того, о ком ты спрашиваешь.
- Ах, у меня коленки от страза дрожат.
- У меня тоже.
- Без вуали?
- Нет, с вуалью.
- Мама.
- Дочка, я обещала, что ты под алтарь пойдешь в вуали. И только потом ее снимешь.
- Хватит, мама.
- Дочка, святая Рита выполнила мою просьбу. Мы сдержим свое слово.
- А если он захочет увидеть мое лицо, мама? Что мне ему сказать?
- Он не попросит об этом, дочка. Он будет уважать мое слово, которое я дала святой Рите.

- Пожалуйста, присаживайтесь.
- Послушай, друг, ты не представляешь, как я был рад, когда узнал, что ты и твой сын Родольфо приедете к нам.
- Я здесь частый гость.
- Да, но Родольфо нет.
- Но мы заехали ненадолго. Мы только что были у барона Арарруны и мы немного устали.
- Надеюсь, что мы вас не побеспокоили, сеньор Мануель.
- Вы побеспокоили меня, ну что вы.
- Я привез своего сына, чтобы он познакомился с вашей дочерью, которую я выбрал ему в невесты.
- Она всю жизнь ждала этого момента, дон Родольфо. Как и я с ее матерью. Послушайте, вы не подождете немного? Я пойду скажу Нине и Анне, что вы уже приехали. С вашего разрешения.
- Нелепая ситуация, папа. Я чувствую себя полным идиотом здесь.
- Я тебе уже говорил, что я виноват в этом, но пожалуйста, давай останься здесь еще ненадолго. Если не ради бедной Анны, то ради меня.
- А если я скажу, что республиканец и аболиционист?
- Говори, что хочешь. Но пожалуйста, отнесись с уважением к девушке. Имей сострадание к ней. А особенно к ее родителям.
- Я попытаюсь держать себя в руках, папа. Я постараюсь, вести себя подобающе, даже если она окажется страшной, как дьявол. Думаешь, она разочаровалась во мне?
- Кто она?
- Сеньорита, кто же еще.
- Не знаю, сын. Я никогда не понимал женщин, за исключением твоей матери.
- С другой стороны, похоже, что я понравился барону.
- В этом можешь не сомневаться, сын. Проблема в том, что ты тебе нужно понравиться дочери, а не отцу.
- Ты как всегда преувеличиваешь.
- Скажем, что это ты немного преуменьшаешь.
- Понравился отцу, но оттолкнул дочь.
- Да.
- Дон Родольфо, я хочу представить вам мою дочь Анну.
- Как дела, Анна?
- Ответь ему.
- Добрый вечер.
- Добрый вечер.
- Добрый вечер. Как поживаете, сеньора?
- Спасибо хорошо.
- Чувствуйте себя как дома, я пойду, сделаю вам кофе.
- Нет, спасибо.
- Не стоит.
- Мы здесь ненадолго. Нет, мы не… Сеньор Мануель, я уже здесь, ваша дочь может снять вуаль?
- Да, конечно.
- Нет. Конечно, нет. Я дала слово, дон Родольфо, святой Рите.
- Но мы почти семья, дорогая.
- Она не может. Не может. Я обещала, что она снимет вуаль в день своей свадьбы, после того, как вы скажете да. И будет так.
- Мама, я принесу кофе.
- Жена, забудь об этом обещании. Он ведь ее жених.
- Нет. Нельзя. Нельзя нарушать обещания.
- Мама, я принесу пирог.
- Мне кажется, что вы слегка преувеличиваете. Я привел сюда своего сына, чтобы он увидел вашу дочь. А это невозможно, если на ней вуаль.
- Обещание есть обещание. Простите меня.
- Я принесу пирог.
- Я отказываюсь от пирог, Анна. Более того, я от всего отказываюсь. Пойдем, папа.
- Но, сын.
- А, Анна. Я рад, что познакомился с тобой. Донья Нина, сеньор Мануель. Пойдем?
- Сын!
- Но еще очень рано, дон Родольфо.
- Я в другой раз приду, сеньор Мануель. Был рад встрече. Всего вам хорошего. Папа.
- Он немного устал. Мы приедет в другой день. С вашего разрешения.
- Если вы настаиваете. Спасибо, что приехали.
- До свидания.
- До свидания, дон Родольфо.
- До свидания.
- Значит до следующей встречи.
- До свидания.
- Я ему не понравилась, мама, не понравилась. Он даже не захотел попробовать пирог, который я сделала.
- Смотри, что ты наделала.
- Обещание есть обещание. Святая Рита выполнила мою просьбу, я должна сдержать свое слово.
- О, Господи!

- Мама, я принесу пирог. Пирог. Я принесу пирог. Боже мой, папа.
- Бедняжка этого не заслужила.
- Меня достала эта история, папа. Достала.
- Бедняжка ни в чем не виновата. Это ее мать безумная.
- Еще одна причина держаться подальше от этой семьи. Безумие передается по наследству.
- Каково ей сейчас.
- Ответь мне на вопрос. Ты бы женился на ней?
- Я?
- Да ты, папа. Ты бы женился на ней, даже не увидев ее лица?
- Послушай, сын. Подожди. Сын! Иди помедленней.

- Куда это вы убегали?
- Говори, негр.
- Говори, негр. Говори, негр. Или ты что язык проглотил.
- У этого дурная кровь. Он подрался со мной в лесу, но я его не убил, потому что не хотел изуродовать его.
- Хорошо, капитан, хорошо. Но здесь он заговорит. Заговорит. В тюрьму всех троих.
У меня немного странный вопрос. Как зовут главную героиню?
Изображение

ZLD
Аватара пользователя
Сообщения: 208
Зарегистрирован: Чт ноя 13, 2008 11:20
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение ZLD » Ср янв 13, 2010 02:03

Тори,огромное вам спасибо :smt006

Eugenia 80
Аватара пользователя
Медиамастер
Сообщения: 3517
Зарегистрирован: Пн июн 18, 2007 23:59
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Eugenia 80 » Чт янв 14, 2010 02:21

Тори писал(а):[/spoiler]
У меня немного странный вопрос. Как зовут главную героиню?
Ее зовут Мария дас Грасияс по-португальски, Мария-Грасия по-испански.
Но в сериале все зовут ее -маленькая госпожа, это что-то вроде прозвища.
Именно так и называли хозяев в Бразилии в 19 веке. В Мексике или в ЛА так тоже называют.
Интересно ,что молодых хозяев там тоже называли "сеньорито".-маленький хозяин.
Сейчас уже называют молодого хозяина-"ховен" (молодой человек)и по имени, а молодую хозяйку просто Сеньорита.

Огромное :smt006 :smt006 :smt006 спасибо за перевод! :smt007 :smt007 :smt007

Тори
Аватара пользователя
Модератор
Сообщения: 3278
Зарегистрирован: Вт окт 31, 2006 16:30
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Тори » Чт янв 14, 2010 12:16

Всем пожалуйста! :)

Vorobei, спасибо за разъяснение. А то 3 серии посмотрела, а так и не услышала там, как ее зовут :lol:

Тори
Аватара пользователя
Модератор
Сообщения: 3278
Зарегистрирован: Вт окт 31, 2006 16:30
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Тори » Пт янв 15, 2010 16:37

Перевод 4 серии
В предыдущей серии:

- Я хочу сказать, что освобождение рабов – это антипатриотично.
- Ты, несомненно, унаследовал талант своего отца. Я рад слышать, что ты приехал, чтобы остаться здесь и что ты будешь нам помогать в наших делах.
- Большое спасибо, сеньор барон. Мне бы хотелось узнать, что об этом думает сеньорита.
- Мое мнение неважно, дон Родольфо. С вашего позволения, я уйду.

- Говори, негр. Говори, негр. Или ты что язык проглотил.
- У этого дурная кровь. Он подрался со мной в лесу, но я его не убил, потому что не хотел изуродовать его.
- Хорошо, капитан, хорошо. Но здесь он заговорит. Заговорит. В тюрьму всех троих.

4 серия

- Сейчас они уже должны быть далеко отсюда. Я уверен, что они уже дошли до границы фазенды. Они должно быть уже на пути к свободе.
- Это и твоя судьба Хустино. Ты должен был идти вместе с ними.
- Я убегу самым последним, Аделайда. Сначала они.
- Ты не думаешь, что их могли поймать и убить в лесу, как и многих других наших братьев, пытавшихся бежать.
- Моего брата не поймают, Аделайда. Он сбежит, сбежит, Аделайда.

- Ты должна была пойти с ними.
- Я не хочу участвовать в этом безумии. Твой отец заварил эту кашу, вот пусть сам и расхлёбывает.
- Думаешь, ему хватит смелости расторгнуть помолвку?
- Какую помолвку, Рикардо?
- Семья Тешейра думает, что они обручены, мама.
- Это они только думают!
- Наконец-то!
- Как хорошо, что вы вернулись.
- Да.
- И как все прошло?
- И хорошо и плохо.
- Это как, папа?
- Там все сумасшедшие, Рикардо, все! Мать, отец, дочь! Более того, родители слишком осторожничают.
- Она сняла вуаль?
- Нет.
- Даже на минуту?
- Даже на секунду. Ее мать сказала, что она дала обет. И дочь снимет вуаль только тогда, когда я у алтаря скажу да.
- Ты должно быть шутишь!
- Нет, не шучу.
- Да о чем кум только думал?
- Не проси, чтобы я ответил. Не проси. Я пошел спать. Всем спокойной ночи.
- Спокойной ночи.
- Я тоже пойду. Отец, благослови меня.
- Да благословит тебя Господь, сын.
- И что теперь, Фуентес?
- А теперь я не знаю, что делать, потому что Родольфо больше ничего об этом слышать не хочет.
- Какая глупость. Чего стоило куме разрешить дочери снять эту проклятую вуаль.

- Ты бы его видела, Ба! А на мгновение мне показалось… А, забудь.
- Ты уже была знакома с этим молодым человеком?
- Да.
- Откуда?
- В поезде познакомилась. Он сопровождал меня, пока мы ехали.
- И вы согласились?
- Вначале нет, он был таким настойчивым и наглым, а после того, как я узнала, что он сын адвоката Фуентеса, я подумала, что в этом нет ничего дурного. Мы с ним всю дорогу разговаривали. Я даже подумала, что…
- Теперь я все понимаю. Тебе понравился этот молодой человек, да?
- Ну что за глупости ты говоришь, Ба. Как мне мог понравиться этот тип.
- Такой красивый молодой человек мог тебе приглянуться.
- Снаружи он хороший, но изнутри весь гнилой. Это о чем-то говорит? А он именно такой. А сейчас я буду спать.
- Хорошо. Спи. Спокойной ночи, мой цветочек.
- Пусть он больше не приезжает сюда. Сторонник рабства!

- Я хочу знать, где лодка, Бастьяо! Говори!
- Я …
- Не заставляй меня терять терпение, негр. Я хочу знать правду.
- Я оставил ее там, где и всегда, барон. У побережья, как приказал управляющий. Правда, Ба?
- Тогда почему лодки там нет, негодяй?
- Проклятье. Потому что столько всего случилось, что я и забыл. Но я пришел сюда, чтобы сообщить об этом, не так ли, Ба.
- Какие же это у тебя дела были, могу ли я узнать?
- Ну, сеньорита вернулась, потом она захотела пойти на фазенду, потом приехал сеньор Фуентес со своим сыном, я разговаривал с Хусто – их слугой, сторожил животных.
- Какой же ты идиот! Какой же ты идиот! Трое рабов сбежали с фазенды, и ты забыл сказать, что лодка исчезла? Нужно отправить тебя к столбу, негодяй.
- Вы правы, барон. Вы можете отправить меня к столбу. Я это заслужил.
- Ради Бога, барон. Он не виноват в том, что рабы сбежали. Не нужно его бить.
- У меня слов нет! В следующий раз, я сам лично тебя высеку, ясно?
- Следующего раза не будет.
-Пошел с глаз долой!
- Да! Да! Не знаю зачем, я купил этого никчемного раба. Ба, принеси мне стакан воды.
- Да, сеньор.
- Кандида, скажи своей дочери, что я буду очень рад, если она и дон Родольфо поладят друг с другом.
- Поладят?
- Да. Его визит к нам был очень показательным.
- Этот молодой человек заинтересовался нашей дочерью, Ферейра? Вы об этом с ним говорили?
- Нет, но я видел, как он на нее смотрел. Он мне нравится. Он умный, разумный. В нем все говорит, что он унаследовал талант своего отца. Он будет хорошим мужем для нашей дочери.
- Я поговорю с сеньоритой. А если она не захочет, Ферейра?
- Это неважно. Я решаю, что для нее хорошо.
- Но она его ненавидит, барон.
- Не лезь не в свои дела, Ба!
- Ему нужно говорить с ней очень тактично! Потому что если он захочет навязать ей свое мнение, то у него ничего не получится. Она и слышать не хочет о доне Родольфо.
- Я знаю, Ба. Я знаю. Он еще проклянет тот день, когда отправил ее учиться в столицу.
- Да. Думаете, он опять ее отправит туда?
- Возможно.

- Ты очень много работаешь над этой газетой, дедушка.
- И все напрасно. Никто не одобрил мою статью. Нужно писать заново. Жаль.
- Но у тебя земли нет, дедушка, и тем более рабов…
- У меня и служанки нет, которая бы следила за домом.
- Меня это не волнует.
- Потому что ты ангел, мой ангел.
- У тебя нет рабов, почему ты так борешься за аболицию, дедушка?
- Я тебе скажу, если ты мне ответишь на вопрос.
- На какой?
- Хулиана, дорогая внучка, дорогая моя, почему Иисус – Божий Сын искупил грехи людей? Нет, подожди, ты представь, Иисус спустился с небес к христианам, чтобы его потом на Земле его на кресте, он умер здесь на Земле, искупая грехи людей. Зачем он это сделал?
-Я думаю, что такова была его миссия.
-Да. А это моя миссия, как журналиста, защитить этих несчастных.
- А что ты от этого выигрываешь?
- Абсолютно ничего. Ничего. Но я чувствую, что я выполняю свою миссию.
- Честно, дедушка, я не понимаю.
- Я владелец типографии, в которой печатаются газеты. В ней мы пишем о том, что думаем об этом мире, людях и о их поведении. И каждое мое слово, я так чувствую, как оружие, ведь газеты потом передаются из рук в руки.
- Все равно не понимаю.
- Возьми в ящике бумагу и то, чем можно написать три-четыре слова. Иди, поищи. Дай мне.
- Дедушка.
- То, что здесь написано, это то, что исходит у меня из сердца. Сохрани это, чтобы никогда не забывать об этом. А теперь прочитай. Так, ты лучше почувствуешь написанное. Читай сердцем. Прочитай.
- Я тебя люблю, моя дорогая внучка.
- Вот оно написанное слово!
- Ты лучший отец, лучшая мать и лучший дедушка на всем белом свете. Я тоже тебя люблю, дедушка. Я сохраню это.
- Тебе не понравилось?
- Ну что ты. Мне очень понравилось. Но я этого не заслужил. Не заслужил.

- Он меня чуть к столбу не отправил.
- А что случилось?
- Сеньорита, а вы не знаете? Рабы, которые сбежали, сбежали на лодке.
- На какой лодке?
- На рыболовной лодке. А вашему отцу, барону, нравится жареная рыба. Ба, говорит, что вам она тоже нравится.
- Да. Но в чем твоя вина, Бастьяо?
- Ваш отец дал мне лодку, чтобы я еще порыбачил в центре реки, где рыба наиболее большая.
- Рафаель ходил рыбачить по ночам на побережье. И ему не нужна была лодка.
- Возможно, этому Рафаелю и палка не нужна была? Он наверное, стоял у берега и ждал, когда рыба сама прыгнет к нему в руки?
- Ну, что-то вроде этого.
- Я сомневаюсь, что у него хватило бы смелости дать лодку беглецам.
- Что? Ты дал им лодку, чтобы они сбежали, Бастьяо?
- Нет. Я нет. Я так сказал, только чтобы произвести на вас впечатление.
- Не ври мне, Бастьяо.
- Ну, хорошо, хорошо. Хустино попросил у меня лодку, чтобы помочь его брату, Бенто и Томасу сбежать. Я только сказал, где находится лодка.
- Ты хоть понимаешь, что сделал, Бастьяо.
- Я помог своим братьям освободиться от этих страданий.
- Ты хоть знаешь, что может случиться, если мой отец об этом узнает?
- Он узнает, только если вы ему об этом расскажете.
- Мой отец доверяет тебе, Бастьяо. Если бы нет, то он не доверил бы тебе лодку.
- Ваш отец убил падре Хосе у столба. А вы, Рафаель прибежали нему на помощь перед тем, как он умер.
- Не заставляй меня это вспоминать.
- У вашего отца нет сердца, сеньорита.
- Ты его ненавидишь, да?
- Как и все негры, которые здесь находятся.
- Ты бы убил его? Ты бы убил моего отца, Бастьяо? Скажи мне?
- Я убью его, если вы пообещаете, что не будете плакать.

- Устраивайся поудобней, Каутиньо, скажи, чем я обязан твоему визиту?
- Спасибо, сеньор. Простите, я хотел сказать барон.
- Забудем о титулах, это неважно.
- Нет, важно. Это дань уважения.
- Оставим эти формальности, Коутиньо. С чем пожаловал?
- Я слышал о трех сбежавших рабах, барон.
- К сожалению, они сбежали.
- Я пришел вам, чтобы лично сообщить, что их поймали.
- Поймали?
- Их поймал охотник, который находится у меня на службе. Он искал негра, который сбежал с моей фазенды. Но, к несчастью, его поймать не удалось.
- И он поймал моих трех рабов.
- Они сейчас в тюрьме. Одного зовут Фульхенсио, другого Томас, а третьего – Бенто. Это они?
- Да, они самые. Какую хорошую новость вы мне принесли, мой друг. Эти дьяволы стоили мне целого состояния!
- Вы можете сейчас же их забрать.
- Конечно. Я сейчас же их заберу.
- Барон, до этого я хотел бы отнять у вас еще несколько минут вашего времени.
- Говори.
- Это деликатное дело.
- Продолжай.
- В нашем городке проводятся собрания и вы должны об этом знать.
- Собрания? Посвященные чему?
- Аболиции всех негров!

- Кум, я тут поговорил со своей женой. И я дал понять ей, что мы слишком давно обо всем договаривались. И не имеет смысла запрещать жениху нашей дочери увидеть ее без этой проклятой вуали.
- Да.
- Это не имеет смысла.
- Не имеет смысла, это правда, кум.
- Я знаю. Я знаю, кум, знаю. И я прошу прощения. Я пришел только для этого, чтобы попросить прощения у тебя и у твоего сына. Он очень разозлился? Ну да, конечно, да. Уверен, что так и есть. Я только надеюсь, что это не послужит причиной для разрыва помолвки, да?
- Послушай, кум. Честно говоря, протии меня. Но я тоже считаю, что этот обет кумы немного преувеличен.
- Фуентес хотел сказать, кум, что этот в этом обете кумы нет смысла. Где это видано, чтобы девушке, запрещали выходить на улицу, а если и разрешали, то только с этой проклятой вуалью?
- Да.
- Именно это. Я знаю, кум, что мы давно договорились об этой помолвке. Но уже прошло столько лет, и все эти разговоры.
- Да, мы пообещали нашу дочь вашему сын и вы согласились.
- Да, конечно, конечно, с удовольствием согласились. Да?
- Вы передумали? Почему, кум?
- Кум, послушай, вся эта история с помолвкой превратилась в фарс с тех пор, как твоя дочь надела на себя это проклятую вуаль.
- Я пыталась поговорить с кумой, но она говорит, что обещание есть обещание, и что с этим не шутят.
- И она не шутит. Она к этому очень серьезно относится.
- Что ты хочешь этим сказать, кум?
- Кума, ты позволишь мне кое-что сказать куму?
- Конечно.
- Да, что ты говоришь, кум.
- Ты хочешь сказать, что за 25 лет брака, вы никогда…
- Никогда! Никогда.
- Что никогда Фуентес?
- Ничего, ничего, ничего. Это наши с ним дела. Пожалуйста, сделай нам кофе.
- Конечно, сейчас.
- Спасибо большое.

- Боже мой! Их поймали! Поймали, сеньорита!
- Добрый день, сеньорита.

- Папа! Папа!
- Что случилось? Почему ты бежала?
- Бруно, папа, пришел с рабами, которые сбежали.
- Я знаю, я отправил его забрать их.
- И что с ними будет? Ты ведь не накажешь их, да?
- Нет, конечно, нет. Я их откормлю хорошенько и отпущу, чтобы они потом опять сбежали, как и все другие из бараков. Вы этого хотите, сеньорита.
- Папа, они имеют права быть свободными. Они имеют права бороться за нее, во чтобы то ни стало.
- Ах, да?
- Я прошу тебя быть разумным.
- Разумным?
- Пожалуйста, папа, пожалуйста.
- А я говорил тебе, сеньорита, чтобы ты не вмешивалась в дела фазенды! Проклятье!

- Как далеко они убежали на этот раз? Как далеко, Фульхенсио?
- Спросите тех, кто нас поймал. Или они не у вас на службе?
- Да как ты смеешь так со мной разговаривать, негр!
- Я свободный человек и говорю так, как хочу. Настанет день и здесь больше не будет ни негров в бараках, ни барона. И вам придется марать свои руки, если захотите чего-то поесть.
- Поклятый! Вставай, негр! Посмотри на меня, негодяй!
- Кажется, он потерял глаз.
- К столбу его! Я хочу знать, как ему удалось взять лодку.
- Поднимайся. Поднимайся, негр!

- Это честь для меня принимать вас. Но еще большая честь для меня это то, что вы пришли со своим сыном, с которым я так давно хотел познакомиться.
- Как поживаете?
- Пожалуйста, устраивайтесь поудобнее.
- Как хорошо, что вы лично познакомились с моим сыном Родольфо.
- Конечно. Конечно.
- Мой отец сказал мне, что вы здесь недавно.
- Эта профессия, дон Родольфо, имеет свои плюсы и минусы. Главный недостаток заключается в том, что мы нигде не можем окончательно обосноваться. Я здесь благодаря барону Араруны. Он имеет большое влияние в этом городе. Мы хорошие друзья.
- А, да.
- Я сегодня вернул ему его троих сбежавших рабов, которых случайно поймал охотник.
- Правда?
- Правда. И послушайте, дон Родольфо, у управляющего было такое лицо, что я не хотел бы быть на их месте. Что ж, гости хотят чего-нибудь выпить перед ужином?

- Я не хотел ослепить этого проклятого. Я вел себя как последнее животное. С вашего разрешения.
- Я не голодна. С вашего разрешения.
- Можешь убирать со стола, Ба.

- Дочка.
- Оставь меня, мама, пожалуйста.
- Ты же слышала своего отца, он сделал это не специально. Ты же видела он места себе не находит. Он даже есть не захотел. Это был несчастный случай, дочка. Он сделал это не специально. Виноват был Фульхенсио. Он решил противостоять твоему отцу в бараках. Все как говорил дон Родольфо, мы не можем отказаться от работы негров. У твоего отца есть недостатки, но он неплохой человек. Никогда не был им.
- Падре Хосе умер у столба, мама.
- Это еще один несчастный случай. Падре Хосе был очень старым.
- Он умер у столба, потому что его избил этот проклятый Бруно.
- Бруно всего лишь рабочий, который выполняет приказы твоего отца.
- Ну значит, это отец убил падре Хосе, продал Рафаеля, Долорес, сына Ба.
- Зачем ты все это вспоминаешь, дочка? Зачем?
- Мое сердце переполняет печаль этой ночью, мама. Я уйду отсюда.
- Куда?
- В бараки. Я пойдк лечить глаз Фульхенсио. Может что-то еще можно сделать.
- Ты сошла с ума, дочка? Уже поздно идти в бараки. А если твой отец…
- Да у него каменное сердце! Фульхенсио может глаз потерять.
- Сеньорита, нет! Вернись! Если Ферейра об этом узнает…

- Она нужно научить слушаться меня.
- Ферейра, ради Бога, ничего не делай.
- Отпусти меня, Кандида, отпусти. Я ее предупреждал, Кандида, предупреждал!
- Ради Бога, не будь груб с ней.
- Дева Мария, защити мою девочку! Защити ее!

- Успокойтесь, сеньора. Успокойтесь!
- Он побьет ее, Ба.
- Нет. Господь этого не допустит.
- Она переживает за Фульхенсио. Ведь это сеньор виноват в том, что он ослеп.
- Будь проклят этот негр, да будь он проклят!

- Как ты сказал, папа, здесь все на стороне барона.
- Все без исключения.
- Его доверенный открыто сказал, что барон и есть закон в нашем городе.
- Ты сказал ему, что Мануель приходил просить прощения?
- Да, сказал, мама. И если ты хочешь знать. У меня это в одно ухо влетело, через другое вылетело. Давайте не будем затрагивать эту тему дома. Закрыли эту тему. Я хочу знать, что случилось с рабами барона. Их поймали.
- Это нас не касается.
- Почему нет, папа?
- Потому что это рабы барона, брат. Он может делать с ними, что хочет. И если ты, правда, любишь его дочь, то лучше не вмешивайся.
- Да. Это не имеет смысла, после того, что ты сказал, когда мы туда ездили.
- Одно дело, что я говорю, и совсем другое, что думаю.
- Ну, хорошо.
- А что здесь можно делать ночью.
- Это тебе не столица, сын. Здесь все рано ложатся спать.
- Кстати об этом. Я пошел спать. Завтра у меня много работы. Мама, папа, благословите меня.
- Да благословит тебя Господь, сын.
- Он живет такой жизнью?
- А что не так?
- Ничего, мама. Просто, Рикардо странный такой.
- Странный? Почему?
- Всегда со всем соглашается. Я до сих пор не понимаю, почему он не продолжил учиться.
- Спроси своего отца.
- Во-первых, потому что я не смог бы отправить двоих в столицу. А потом, я думал, что ему и не нужна профессия.
- Ему нравится то, чем он занимается. А это самое главное. Ладно, уже поздно, я пойду спать.
- Иди, дорогая.
- Папа, Рикардо похож на деревенского парня.
- А он и есть деревенский парень, сын. Деревенский.

- До каких пор ты будешь мне перечить? Я говорил тебе не вмешиваться в мои дела, которые касаются рабов, сеньорита.
- Я хотела ему помочь. Что он тебе сделал?
- Я не хотел этого делать. Не хотел. Ты меня слышала? Сейчас я научу тебя меня уважать.
- Ради Бога, Ферейра, отпусти нашу дочь! Ради Бога!
- Смотри за своей дочерью, Кандида. Смотри за ней. Спи спокойно.
- Я тебя предупреждала, дочка, предупреждала.
- Ты не можешь так противостоять отцу, мой цветочек.
- Я не знаю что делать, Ба. Не знаю.
- Посмотри, что ты делаешь со своей матерью.
- Не расстраивайся, мама. Не расстраивайся.
- Ради Бога, сеньорита. Пообещай мне, пообещай, что ты больше не ослушаешься отца.
- То, что он делает, несправедливо, мама. Мы же все люди, а не животные. Да папа с животными и то лучше обращается, чем с ними.
- Послушай, дочка. Я не понимаю, что ты говоришь. Но в этом мире у каждого своя судьба. И удел негров – страдать, Господу было так угодно.
- Нет, Ба. Господу не было так угодно. Это ложь! Это ложь, ты слышишь меня!
- Говори тише! Говори тише. Если твой отец услышит тебя, он вернется сюда.
- Чему тебя только учили в этой школе, дочка. Чему?
- Для начала, что перед Господом все люди равны, мама. Все равны.
- Послушай, дочка. Ты уже не девочка, которая могла дружить с рабами. Теперь ты выросла, дочка. Твой отец хочет найти тебе мужа. Более того, ему очень понравился дон Родольфо. Спроси, Ба. Он говорил об этом на кухне.
- Так и есть.
- Он сказал, что дон Родольфо, самый лучший кандидат в мужья.
- Папа так сказал?
- Да.
- Дон Родольфо отличная партия.
- Да. Я тоже считаю, что он отличная партия для тебя, дочка. Он умный, культурный, и, ко всему прочему, он красивый. Ты так не считаешь, Ба?
- Да.
- Не нудно говорить мне, какой дон Родольфо, потому что я его отлично знаю.
- Как это ты его отлично знаешь?
- Мы с ним вместе ехали из Сан-Пауло. И хочешь знать правду, мама. Я его ненавижу!

- Все в городе знают, что ты вернулся. Ты стал уважаемым человеком
- Не понимаю, почему?
- Добрый день.
- Видишь.
- Как дела?
- Ты стал адвокатом, как отец.
- Перестань, Рикардо.
- Видишь женщин позади тебя? Ну?
- Они и позади тебя тоже. Разве нет?
- Я не такой уважаемый человек.
- Был бы им, если бы не был таким застенчивым.
- Брат, я такой, какой есть.
- Заведи себе девушку, Рикардо. Женись на одной из девушек, которых тут много. Какая-нибудь девушка покорит твоё серце.
- Как покорила твоё сеньорита?
- Да. И я это ни от кого не скрываю.
- Доброе утро, дон Родольфо.
- Доброе утро. Ты только посмотри, Рикардо, они надо мной смеются. И я хотел бы знать, почему?
- А ты не знаешь?
- Нет.
- Весь город, весь город знает, что ты жених Анны. Вот так вот, Родольфо. Брат! Брат!

- Ты сын касике
- Не может быть.
- Да. Да.
- Наш Господь возложит руки на мои раны. Мое тело умрет.
- Падре Хосе, падре Хосе, очнись!
- Не умирай, падре Хосе!
- Падре Хосе!!
- Ты дочь этого негодяя, дочь человека, который приказал убить падре Хосе! Я больше никогда не хочу тебя видеть, сеньорита! Ты меня слышала? Никогда!!
- Падре Хосе, перед смертью раскрыл мне секрет. И я отомщу за него, потому что я его внук. Я воин. И от моей руки умрет управляющий Бруно. А после этого, я убью барона Ферейра., потому что это он дал кнут этому проклятому.

- Сначала я хотел позвать вас к себе, но подумал, что будет лучше, если я сам приду к вам.
- Это честь для меня принимать вас в моем доме, барон. Чувствуйте себя как дома.
- Я пришел, потому что хотел, чтобы кто-то присутствовал при нашем разговоре.
- Да. Присаживайтесь, пожалуйста.
- Спасибо.
- Можете быть спокойны, нас не услышат. Так о чем вы хотели поговорить?
- У меня к вам два дела. Собрания аболиционистов, которые проводятся тайно в этом городе.
- Собрания аболиционистов.
- Вы все прекрасно знаете. Пожалуйста, не делайте из меня дурака.
- Нет, ну что вы.
- Вы принимали участие в некоторых из них.
- Нет, это не я принимал в них участия. Я присутствовал там, только чтобы дать совет. Поэтому я там и был. Не вижу в этом ничего плохого.
- Я пришел сюда не для того, чтобы осуждать вас. Мне не нравится, что эти дураки, которые не видят дальше своего носа., собираются в группы и обсуждают эти. Чего они хотят? хотите? Они сами себе петлю на шею вешают.
- Да.
- Пусть проводят свои кампании по аболиции негров в столице, в провинции или где угодно, но только не здесь!
- Движение быстро распространяется, барон.
- Но не здесь!
- Да. Очевидно, что не здесь.
- Экономика этих мест держится на выращивании кофе. Да мы целыми вагонами продаем кофе. Я живу за счет кофе. Вы тоже.
- Да.
- Все, даже церковь преподобного Хосе живет за счет это. Да или нет?
- В некотором роде, это единственно возможный путь экономики здесь.
- Если мы освободим наших рабов, то кто будет увеличивать наши богатство? Кто будет работать в полях? Кто будет заниматься нашей землей?
- Не нужно мне об этом говорить. Я прекрасно знаю, к чему может привести это движение.
- Оно слишком быстро распространяется. Слишком быстро. Мы не можем больше привозить себе негров. По закону, дети негров рождаются свободными, а старики тоже свободны, потому что они уже ни на что не годятся. А оставшиеся негры, которые работают в поле, но с каждым днем они все больше и больше убегают. Если так пойдет и дальше, Фуентес, то эта страна придет в упадок. Вы же понимаете всю серьезность этой проблемы?
- Понимаю. Понимаю. Конечно, понимаю. Я полностью с вами согласен. Хорошо, это было первое дело. А что второе?
- Ваш сын.

- Это я и сказал.
- Я не понимаю, барон. Это большая честь для меня.
- Я пришел узнать, намерены вы сдержать свое слово, данное Мануелю Тешейра. Все знают, что его дочь живет, как монашка, и ждет сказочного принца. В данном случае вашего сына
- Нет, я совершил глупость, которую кум принял всерьез. А особенно его жена!
- Меня интересует, будете ли вы настаивать на этой помолвке?
- Мой сын никогда не воспринимал эту помолвку всерьез. Даже наоборот. Он даже о ней и не помнит.
- Ваш сын, Ферейра, очень талантливый человек, он сильная личность. Я понял это, когда вы приезжали ко мне с визитом.
- Да, но …я…У меня нет слов, барон.
- Вы меня удивили, вы же такой великолепный адвокат.
- В данном случае, я всего лишь отец. И для меня это необычная ситуация.
- Вы согласны на эту свадьбу?
- Конечно, конечно, барон.
- Тогда, я рад, что наши семьи породнятся. Я этому очень рад Остальное оставляю на вас, лиценциат Фуентес.
- Да. Барон, мне хотелось бы знать, что думает об этом ваша дочь.
- Я дал вам свое слово, Фуентес. Разве этого недостаточно?

Aliska
Сообщения: 24
Зарегистрирован: Пн июл 23, 2007 20:10

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Aliska » Пт янв 15, 2010 20:05

Тори писал(а):Перевод 4 серии
В предыдущей серии:

- Я хочу сказать, что освобождение рабов – это антипатриотично.
- Ты, несомненно, унаследовал талант своего отца. Я рад слышать, что ты приехал, чтобы остаться здесь и что ты будешь нам помогать в наших делах.
- Большое спасибо, сеньор барон. Мне бы хотелось узнать, что об этом думает сеньорита.
- Мое мнение неважно, дон Родольфо. С вашего позволения, я уйду.

- Говори, негр. Говори, негр. Или ты что язык проглотил.
- У этого дурная кровь. Он подрался со мной в лесу, но я его не убил, потому что не хотел изуродовать его.
- Хорошо, капитан, хорошо. Но здесь он заговорит. Заговорит. В тюрьму всех троих.

4 серия

- Сейчас они уже должны быть далеко отсюда. Я уверен, что они уже дошли до границы фазенды. Они должно быть уже на пути к свободе.
- Это и твоя судьба Хустино. Ты должен был идти вместе с ними.
- Я убегу самым последним, Аделайда. Сначала они.
- Ты не думаешь, что их могли поймать и убить в лесу, как и многих других наших братьев, пытавшихся бежать.
- Моего брата не поймают, Аделайда. Он сбежит, сбежит, Аделайда.

- Ты должна была пойти с ними.
- Я не хочу участвовать в этом безумии. Твой отец заварил эту кашу, вот пусть сам и расхлёбывает.
- Думаешь, ему хватит смелости расторгнуть помолвку?
- Какую помолвку, Рикардо?
- Семья Тешейра думает, что они обручены, мама.
- Это они только думают!
- Наконец-то!
- Как хорошо, что вы вернулись.
- Да.
- И как все прошло?
- И хорошо и плохо.
- Это как, папа?
- Там все сумасшедшие, Рикардо, все! Мать, отец, дочь! Более того, родители слишком осторожничают.
- Она сняла вуаль?
- Нет.
- Даже на минуту?
- Даже на секунду. Ее мать сказала, что она дала обет. И дочь снимет вуаль только тогда, когда я у алтаря скажу да.
- Ты должно быть шутишь!
- Нет, не шучу.
- Да о чем кум только думал?
- Не проси, чтобы я ответил. Не проси. Я пошел спать. Всем спокойной ночи.
- Спокойной ночи.
- Я тоже пойду. Отец, благослови меня.
- Да благословит тебя Господь, сын.
- И что теперь, Фуентес?
- А теперь я не знаю, что делать, потому что Родольфо больше ничего об этом слышать не хочет.
- Какая глупость. Чего стоило куме разрешить дочери снять эту проклятую вуаль.

- Ты бы его видела, Ба! А на мгновение мне показалось… А, забудь.
- Ты уже была знакома с этим молодым человеком?
- Да.
- Откуда?
- В поезде познакомилась. Он сопровождал меня, пока мы ехали.
- И вы согласились?
- Вначале нет, он был таким настойчивым и наглым, а после того, как я узнала, что он сын адвоката Фуентеса, я подумала, что в этом нет ничего дурного. Мы с ним всю дорогу разговаривали. Я даже подумала, что…
- Теперь я все понимаю. Тебе понравился этот молодой человек, да?
- Ну что за глупости ты говоришь, Ба. Как мне мог понравиться этот тип.
- Такой красивый молодой человек мог тебе приглянуться.
- Снаружи он хороший, но изнутри весь гнилой. Это о чем-то говорит? А он именно такой. А сейчас я буду спать.
- Хорошо. Спи. Спокойной ночи, мой цветочек.
- Пусть он больше не приезжает сюда. Сторонник рабства!

- Я хочу знать, где лодка, Бастьяо! Говори!
- Я …
- Не заставляй меня терять терпение, негр. Я хочу знать правду.
- Я оставил ее там, где и всегда, барон. У побережья, как приказал управляющий. Правда, Ба?
- Тогда почему лодки там нет, негодяй?
- Проклятье. Потому что столько всего случилось, что я и забыл. Но я пришел сюда, чтобы сообщить об этом, не так ли, Ба.
- Какие же это у тебя дела были, могу ли я узнать?
- Ну, сеньорита вернулась, потом она захотела пойти на фазенду, потом приехал сеньор Фуентес со своим сыном, я разговаривал с Хусто – их слугой, сторожил животных.
- Какой же ты идиот! Какой же ты идиот! Трое рабов сбежали с фазенды, и ты забыл сказать, что лодка исчезла? Нужно отправить тебя к столбу, негодяй.
- Вы правы, барон. Вы можете отправить меня к столбу. Я это заслужил.
- Ради Бога, барон. Он не виноват в том, что рабы сбежали. Не нужно его бить.
- У меня слов нет! В следующий раз, я сам лично тебя высеку, ясно?
- Следующего раза не будет.
-Пошел с глаз долой!
- Да! Да! Не знаю зачем, я купил этого никчемного раба. Ба, принеси мне стакан воды.
- Да, сеньор.
- Кандида, скажи своей дочери, что я буду очень рад, если она и дон Родольфо поладят друг с другом.
- Поладят?
- Да. Его визит к нам был очень показательным.
- Этот молодой человек заинтересовался нашей дочерью, Ферейра? Вы об этом с ним говорили?
- Нет, но я видел, как он на нее смотрел. Он мне нравится. Он умный, разумный. В нем все говорит, что он унаследовал талант своего отца. Он будет хорошим мужем для нашей дочери.
- Я поговорю с сеньоритой. А если она не захочет, Ферейра?
- Это неважно. Я решаю, что для нее хорошо.
- Но она его ненавидит, барон.
- Не лезь не в свои дела, Ба!
- Ему нужно говорить с ней очень тактично! Потому что если он захочет навязать ей свое мнение, то у него ничего не получится. Она и слышать не хочет о доне Родольфо.
- Я знаю, Ба. Я знаю. Он еще проклянет тот день, когда отправил ее учиться в столицу.
- Да. Думаете, он опять ее отправит туда?
- Возможно.

- Ты очень много работаешь над этой газетой, дедушка.
- И все напрасно. Никто не одобрил мою статью. Нужно писать заново. Жаль.
- Но у тебя земли нет, дедушка, и тем более рабов…
- У меня и служанки нет, которая бы следила за домом.
- Меня это не волнует.
- Потому что ты ангел, мой ангел.
- У тебя нет рабов, почему ты так борешься за аболицию, дедушка?
- Я тебе скажу, если ты мне ответишь на вопрос.
- На какой?
- Хулиана, дорогая внучка, дорогая моя, почему Иисус – Божий Сын искупил грехи людей? Нет, подожди, ты представь, Иисус спустился с небес к христианам, чтобы его потом на Земле его на кресте, он умер здесь на Земле, искупая грехи людей. Зачем он это сделал?
-Я думаю, что такова была его миссия.
-Да. А это моя миссия, как журналиста, защитить этих несчастных.
- А что ты от этого выигрываешь?
- Абсолютно ничего. Ничего. Но я чувствую, что я выполняю свою миссию.
- Честно, дедушка, я не понимаю.
- Я владелец типографии, в которой печатаются газеты. В ней мы пишем о том, что думаем об этом мире, людях и о их поведении. И каждое мое слово, я так чувствую, как оружие, ведь газеты потом передаются из рук в руки.
- Все равно не понимаю.
- Возьми в ящике бумагу и то, чем можно написать три-четыре слова. Иди, поищи. Дай мне.
- Дедушка.
- То, что здесь написано, это то, что исходит у меня из сердца. Сохрани это, чтобы никогда не забывать об этом. А теперь прочитай. Так, ты лучше почувствуешь написанное. Читай сердцем. Прочитай.
- Я тебя люблю, моя дорогая внучка.
- Вот оно написанное слово!
- Ты лучший отец, лучшая мать и лучший дедушка на всем белом свете. Я тоже тебя люблю, дедушка. Я сохраню это.
- Тебе не понравилось?
- Ну что ты. Мне очень понравилось. Но я этого не заслужил. Не заслужил.

- Он меня чуть к столбу не отправил.
- А что случилось?
- Сеньорита, а вы не знаете? Рабы, которые сбежали, сбежали на лодке.
- На какой лодке?
- На рыболовной лодке. А вашему отцу, барону, нравится жареная рыба. Ба, говорит, что вам она тоже нравится.
- Да. Но в чем твоя вина, Бастьяо?
- Ваш отец дал мне лодку, чтобы я еще порыбачил в центре реки, где рыба наиболее большая.
- Рафаель ходил рыбачить по ночам на побережье. И ему не нужна была лодка.
- Возможно, этому Рафаелю и палка не нужна была? Он наверное, стоял у берега и ждал, когда рыба сама прыгнет к нему в руки?
- Ну, что-то вроде этого.
- Я сомневаюсь, что у него хватило бы смелости дать лодку беглецам.
- Что? Ты дал им лодку, чтобы они сбежали, Бастьяо?
- Нет. Я нет. Я так сказал, только чтобы произвести на вас впечатление.
- Не ври мне, Бастьяо.
- Ну, хорошо, хорошо. Хустино попросил у меня лодку, чтобы помочь его брату, Бенто и Томасу сбежать. Я только сказал, где находится лодка.
- Ты хоть понимаешь, что сделал, Бастьяо.
- Я помог своим братьям освободиться от этих страданий.
- Ты хоть знаешь, что может случиться, если мой отец об этом узнает?
- Он узнает, только если вы ему об этом расскажете.
- Мой отец доверяет тебе, Бастьяо. Если бы нет, то он не доверил бы тебе лодку.
- Ваш отец убил падре Хосе у столба. А вы, Рафаель прибежали нему на помощь перед тем, как он умер.
- Не заставляй меня это вспоминать.
- У вашего отца нет сердца, сеньорита.
- Ты его ненавидишь, да?
- Как и все негры, которые здесь находятся.
- Ты бы убил его? Ты бы убил моего отца, Бастьяо? Скажи мне?
- Я убью его, если вы пообещаете, что не будете плакать.

- Устраивайся поудобней, Каутиньо, скажи, чем я обязан твоему визиту?
- Спасибо, сеньор. Простите, я хотел сказать барон.
- Забудем о титулах, это неважно.
- Нет, важно. Это дань уважения.
- Оставим эти формальности, Коутиньо. С чем пожаловал?
- Я слышал о трех сбежавших рабах, барон.
- К сожалению, они сбежали.
- Я пришел вам, чтобы лично сообщить, что их поймали.
- Поймали?
- Их поймал охотник, который находится у меня на службе. Он искал негра, который сбежал с моей фазенды. Но, к несчастью, его поймать не удалось.
- И он поймал моих трех рабов.
- Они сейчас в тюрьме. Одного зовут Фульхенсио, другого Томас, а третьего – Бенто. Это они?
- Да, они самые. Какую хорошую новость вы мне принесли, мой друг. Эти дьяволы стоили мне целого состояния!
- Вы можете сейчас же их забрать.
- Конечно. Я сейчас же их заберу.
- Барон, до этого я хотел бы отнять у вас еще несколько минут вашего времени.
- Говори.
- Это деликатное дело.
- Продолжай.
- В нашем городке проводятся собрания и вы должны об этом знать.
- Собрания? Посвященные чему?
- Аболиции всех негров!

- Кум, я тут поговорил со своей женой. И я дал понять ей, что мы слишком давно обо всем договаривались. И не имеет смысла запрещать жениху нашей дочери увидеть ее без этой проклятой вуали.
- Да.
- Это не имеет смысла.
- Не имеет смысла, это правда, кум.
- Я знаю. Я знаю, кум, знаю. И я прошу прощения. Я пришел только для этого, чтобы попросить прощения у тебя и у твоего сына. Он очень разозлился? Ну да, конечно, да. Уверен, что так и есть. Я только надеюсь, что это не послужит причиной для разрыва помолвки, да?
- Послушай, кум. Честно говоря, протии меня. Но я тоже считаю, что этот обет кумы немного преувеличен.
- Фуентес хотел сказать, кум, что этот в этом обете кумы нет смысла. Где это видано, чтобы девушке, запрещали выходить на улицу, а если и разрешали, то только с этой проклятой вуалью?
- Да.
- Именно это. Я знаю, кум, что мы давно договорились об этой помолвке. Но уже прошло столько лет, и все эти разговоры.
- Да, мы пообещали нашу дочь вашему сын и вы согласились.
- Да, конечно, конечно, с удовольствием согласились. Да?
- Вы передумали? Почему, кум?
- Кум, послушай, вся эта история с помолвкой превратилась в фарс с тех пор, как твоя дочь надела на себя это проклятую вуаль.
- Я пыталась поговорить с кумой, но она говорит, что обещание есть обещание, и что с этим не шутят.
- И она не шутит. Она к этому очень серьезно относится.
- Что ты хочешь этим сказать, кум?
- Кума, ты позволишь мне кое-что сказать куму?
- Конечно.
- Да, что ты говоришь, кум.
- Ты хочешь сказать, что за 25 лет брака, вы никогда…
- Никогда! Никогда.
- Что никогда Фуентес?
- Ничего, ничего, ничего. Это наши с ним дела. Пожалуйста, сделай нам кофе.
- Конечно, сейчас.
- Спасибо большое.

- Боже мой! Их поймали! Поймали, сеньорита!
- Добрый день, сеньорита.

- Папа! Папа!
- Что случилось? Почему ты бежала?
- Бруно, папа, пришел с рабами, которые сбежали.
- Я знаю, я отправил его забрать их.
- И что с ними будет? Ты ведь не накажешь их, да?
- Нет, конечно, нет. Я их откормлю хорошенько и отпущу, чтобы они потом опять сбежали, как и все другие из бараков. Вы этого хотите, сеньорита.
- Папа, они имеют права быть свободными. Они имеют права бороться за нее, во чтобы то ни стало.
- Ах, да?
- Я прошу тебя быть разумным.
- Разумным?
- Пожалуйста, папа, пожалуйста.
- А я говорил тебе, сеньорита, чтобы ты не вмешивалась в дела фазенды! Проклятье!

- Как далеко они убежали на этот раз? Как далеко, Фульхенсио?
- Спросите тех, кто нас поймал. Или они не у вас на службе?
- Да как ты смеешь так со мной разговаривать, негр!
- Я свободный человек и говорю так, как хочу. Настанет день и здесь больше не будет ни негров в бараках, ни барона. И вам придется марать свои руки, если захотите чего-то поесть.
- Поклятый! Вставай, негр! Посмотри на меня, негодяй!
- Кажется, он потерял глаз.
- К столбу его! Я хочу знать, как ему удалось взять лодку.
- Поднимайся. Поднимайся, негр!

- Это честь для меня принимать вас. Но еще большая честь для меня это то, что вы пришли со своим сыном, с которым я так давно хотел познакомиться.
- Как поживаете?
- Пожалуйста, устраивайтесь поудобнее.
- Как хорошо, что вы лично познакомились с моим сыном Родольфо.
- Конечно. Конечно.
- Мой отец сказал мне, что вы здесь недавно.
- Эта профессия, дон Родольфо, имеет свои плюсы и минусы. Главный недостаток заключается в том, что мы нигде не можем окончательно обосноваться. Я здесь благодаря барону Араруны. Он имеет большое влияние в этом городе. Мы хорошие друзья.
- А, да.
- Я сегодня вернул ему его троих сбежавших рабов, которых случайно поймал охотник.
- Правда?
- Правда. И послушайте, дон Родольфо, у управляющего было такое лицо, что я не хотел бы быть на их месте. Что ж, гости хотят чего-нибудь выпить перед ужином?

- Я не хотел ослепить этого проклятого. Я вел себя как последнее животное. С вашего разрешения.
- Я не голодна. С вашего разрешения.
- Можешь убирать со стола, Ба.

- Дочка.
- Оставь меня, мама, пожалуйста.
- Ты же слышала своего отца, он сделал это не специально. Ты же видела он места себе не находит. Он даже есть не захотел. Это был несчастный случай, дочка. Он сделал это не специально. Виноват был Фульхенсио. Он решил противостоять твоему отцу в бараках. Все как говорил дон Родольфо, мы не можем отказаться от работы негров. У твоего отца есть недостатки, но он неплохой человек. Никогда не был им.
- Падре Хосе умер у столба, мама.
- Это еще один несчастный случай. Падре Хосе был очень старым.
- Он умер у столба, потому что его избил этот проклятый Бруно.
- Бруно всего лишь рабочий, который выполняет приказы твоего отца.
- Ну значит, это отец убил падре Хосе, продал Рафаеля, Долорес, сына Ба.
- Зачем ты все это вспоминаешь, дочка? Зачем?
- Мое сердце переполняет печаль этой ночью, мама. Я уйду отсюда.
- Куда?
- В бараки. Я пойдк лечить глаз Фульхенсио. Может что-то еще можно сделать.
- Ты сошла с ума, дочка? Уже поздно идти в бараки. А если твой отец…
- Да у него каменное сердце! Фульхенсио может глаз потерять.
- Сеньорита, нет! Вернись! Если Ферейра об этом узнает…

- Она нужно научить слушаться меня.
- Ферейра, ради Бога, ничего не делай.
- Отпусти меня, Кандида, отпусти. Я ее предупреждал, Кандида, предупреждал!
- Ради Бога, не будь груб с ней.
- Дева Мария, защити мою девочку! Защити ее!

- Успокойтесь, сеньора. Успокойтесь!
- Он побьет ее, Ба.
- Нет. Господь этого не допустит.
- Она переживает за Фульхенсио. Ведь это сеньор виноват в том, что он ослеп.
- Будь проклят этот негр, да будь он проклят!

- Как ты сказал, папа, здесь все на стороне барона.
- Все без исключения.
- Его доверенный открыто сказал, что барон и есть закон в нашем городе.
- Ты сказал ему, что Мануель приходил просить прощения?
- Да, сказал, мама. И если ты хочешь знать. У меня это в одно ухо влетело, через другое вылетело. Давайте не будем затрагивать эту тему дома. Закрыли эту тему. Я хочу знать, что случилось с рабами барона. Их поймали.
- Это нас не касается.
- Почему нет, папа?
- Потому что это рабы барона, брат. Он может делать с ними, что хочет. И если ты, правда, любишь его дочь, то лучше не вмешивайся.
- Да. Это не имеет смысла, после того, что ты сказал, когда мы туда ездили.
- Одно дело, что я говорю, и совсем другое, что думаю.
- Ну, хорошо.
- А что здесь можно делать ночью.
- Это тебе не столица, сын. Здесь все рано ложатся спать.
- Кстати об этом. Я пошел спать. Завтра у меня много работы. Мама, папа, благословите меня.
- Да благословит тебя Господь, сын.
- Он живет такой жизнью?
- А что не так?
- Ничего, мама. Просто, Рикардо странный такой.
- Странный? Почему?
- Всегда со всем соглашается. Я до сих пор не понимаю, почему он не продолжил учиться.
- Спроси своего отца.
- Во-первых, потому что я не смог бы отправить двоих в столицу. А потом, я думал, что ему и не нужна профессия.
- Ему нравится то, чем он занимается. А это самое главное. Ладно, уже поздно, я пойду спать.
- Иди, дорогая.
- Папа, Рикардо похож на деревенского парня.
- А он и есть деревенский парень, сын. Деревенский.

- До каких пор ты будешь мне перечить? Я говорил тебе не вмешиваться в мои дела, которые касаются рабов, сеньорита.
- Я хотела ему помочь. Что он тебе сделал?
- Я не хотел этого делать. Не хотел. Ты меня слышала? Сейчас я научу тебя меня уважать.
- Ради Бога, Ферейра, отпусти нашу дочь! Ради Бога!
- Смотри за своей дочерью, Кандида. Смотри за ней. Спи спокойно.
- Я тебя предупреждала, дочка, предупреждала.
- Ты не можешь так противостоять отцу, мой цветочек.
- Я не знаю что делать, Ба. Не знаю.
- Посмотри, что ты делаешь со своей матерью.
- Не расстраивайся, мама. Не расстраивайся.
- Ради Бога, сеньорита. Пообещай мне, пообещай, что ты больше не ослушаешься отца.
- То, что он делает, несправедливо, мама. Мы же все люди, а не животные. Да папа с животными и то лучше обращается, чем с ними.
- Послушай, дочка. Я не понимаю, что ты говоришь. Но в этом мире у каждого своя судьба. И удел негров – страдать, Господу было так угодно.
- Нет, Ба. Господу не было так угодно. Это ложь! Это ложь, ты слышишь меня!
- Говори тише! Говори тише. Если твой отец услышит тебя, он вернется сюда.
- Чему тебя только учили в этой школе, дочка. Чему?
- Для начала, что перед Господом все люди равны, мама. Все равны.
- Послушай, дочка. Ты уже не девочка, которая могла дружить с рабами. Теперь ты выросла, дочка. Твой отец хочет найти тебе мужа. Более того, ему очень понравился дон Родольфо. Спроси, Ба. Он говорил об этом на кухне.
- Так и есть.
- Он сказал, что дон Родольфо, самый лучший кандидат в мужья.
- Папа так сказал?
- Да.
- Дон Родольфо отличная партия.
- Да. Я тоже считаю, что он отличная партия для тебя, дочка. Он умный, культурный, и, ко всему прочему, он красивый. Ты так не считаешь, Ба?
- Да.
- Не нудно говорить мне, какой дон Родольфо, потому что я его отлично знаю.
- Как это ты его отлично знаешь?
- Мы с ним вместе ехали из Сан-Пауло. И хочешь знать правду, мама. Я его ненавижу!

- Все в городе знают, что ты вернулся. Ты стал уважаемым человеком
- Не понимаю, почему?
- Добрый день.
- Видишь.
- Как дела?
- Ты стал адвокатом, как отец.
- Перестань, Рикардо.
- Видишь женщин позади тебя? Ну?
- Они и позади тебя тоже. Разве нет?
- Я не такой уважаемый человек.
- Был бы им, если бы не был таким застенчивым.
- Брат, я такой, какой есть.
- Заведи себе девушку, Рикардо. Женись на одной из девушек, которых тут много. Какая-нибудь девушка покорит твоё серце.
- Как покорила твоё сеньорита?
- Да. И я это ни от кого не скрываю.
- Доброе утро, дон Родольфо.
- Доброе утро. Ты только посмотри, Рикардо, они надо мной смеются. И я хотел бы знать, почему?
- А ты не знаешь?
- Нет.
- Весь город, весь город знает, что ты жених Анны. Вот так вот, Родольфо. Брат! Брат!

- Ты сын касике
- Не может быть.
- Да. Да.
- Наш Господь возложит руки на мои раны. Мое тело умрет.
- Падре Хосе, падре Хосе, очнись!
- Не умирай, падре Хосе!
- Падре Хосе!!
- Ты дочь этого негодяя, дочь человека, который приказал убить падре Хосе! Я больше никогда не хочу тебя видеть, сеньорита! Ты меня слышала? Никогда!!
- Падре Хосе, перед смертью раскрыл мне секрет. И я отомщу за него, потому что я его внук. Я воин. И от моей руки умрет управляющий Бруно. А после этого, я убью барона Ферейра., потому что это он дал кнут этому проклятому.

- Сначала я хотел позвать вас к себе, но подумал, что будет лучше, если я сам приду к вам.
- Это честь для меня принимать вас в моем доме, барон. Чувствуйте себя как дома.
- Я пришел, потому что хотел, чтобы кто-то присутствовал при нашем разговоре.
- Да. Присаживайтесь, пожалуйста.
- Спасибо.
- Можете быть спокойны, нас не услышат. Так о чем вы хотели поговорить?
- У меня к вам два дела. Собрания аболиционистов, которые проводятся тайно в этом городе.
- Собрания аболиционистов.
- Вы все прекрасно знаете. Пожалуйста, не делайте из меня дурака.
- Нет, ну что вы.
- Вы принимали участие в некоторых из них.
- Нет, это не я принимал в них участия. Я присутствовал там, только чтобы дать совет. Поэтому я там и был. Не вижу в этом ничего плохого.
- Я пришел сюда не для того, чтобы осуждать вас. Мне не нравится, что эти дураки, которые не видят дальше своего носа., собираются в группы и обсуждают эти. Чего они хотят? хотите? Они сами себе петлю на шею вешают.
- Да.
- Пусть проводят свои кампании по аболиции негров в столице, в провинции или где угодно, но только не здесь!
- Движение быстро распространяется, барон.
- Но не здесь!
- Да. Очевидно, что не здесь.
- Экономика этих мест держится на выращивании кофе. Да мы целыми вагонами продаем кофе. Я живу за счет кофе. Вы тоже.
- Да.
- Все, даже церковь преподобного Хосе живет за счет это. Да или нет?
- В некотором роде, это единственно возможный путь экономики здесь.
- Если мы освободим наших рабов, то кто будет увеличивать наши богатство? Кто будет работать в полях? Кто будет заниматься нашей землей?
- Не нужно мне об этом говорить. Я прекрасно знаю, к чему может привести это движение.
- Оно слишком быстро распространяется. Слишком быстро. Мы не можем больше привозить себе негров. По закону, дети негров рождаются свободными, а старики тоже свободны, потому что они уже ни на что не годятся. А оставшиеся негры, которые работают в поле, но с каждым днем они все больше и больше убегают. Если так пойдет и дальше, Фуентес, то эта страна придет в упадок. Вы же понимаете всю серьезность этой проблемы?
- Понимаю. Понимаю. Конечно, понимаю. Я полностью с вами согласен. Хорошо, это было первое дело. А что второе?
- Ваш сын.

- Это я и сказал.
- Я не понимаю, барон. Это большая честь для меня.
- Я пришел узнать, намерены вы сдержать свое слово, данное Мануелю Тешейра. Все знают, что его дочь живет, как монашка, и ждет сказочного принца. В данном случае вашего сына
- Нет, я совершил глупость, которую кум принял всерьез. А особенно его жена!
- Меня интересует, будете ли вы настаивать на этой помолвке?
- Мой сын никогда не воспринимал эту помолвку всерьез. Даже наоборот. Он даже о ней и не помнит.
- Ваш сын, Ферейра, очень талантливый человек, он сильная личность. Я понял это, когда вы приезжали ко мне с визитом.
- Да, но …я…У меня нет слов, барон.
- Вы меня удивили, вы же такой великолепный адвокат.
- В данном случае, я всего лишь отец. И для меня это необычная ситуация.
- Вы согласны на эту свадьбу?
- Конечно, конечно, барон.
- Тогда, я рад, что наши семьи породнятся. Я этому очень рад Остальное оставляю на вас, лиценциат Фуентес.
- Да. Барон, мне хотелось бы знать, что думает об этом ваша дочь.
- Я дал вам свое слово, Фуентес. Разве этого недостаточно?
Большое спасибо за перевод. :smt006 а можно перевод 2 серии?

Тори
Аватара пользователя
Модератор
Сообщения: 3278
Зарегистрирован: Вт окт 31, 2006 16:30
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Тори » Пт янв 15, 2010 20:13

Я могу перевести, но как я поняла, ее переводит Vorobei.

Aliska
Сообщения: 24
Зарегистрирован: Пн июл 23, 2007 20:10

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Aliska » Пт янв 15, 2010 20:29

Тори писал(а):Я могу перевести, но как я поняла, ее переводит Vorobei.
Извини, я не знала. :)

ZLD
Аватара пользователя
Сообщения: 208
Зарегистрирован: Чт ноя 13, 2008 11:20
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение ZLD » Пт янв 15, 2010 20:33

Тори,огромное спасибо !!!

Тори
Аватара пользователя
Модератор
Сообщения: 3278
Зарегистрирован: Вт окт 31, 2006 16:30
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Тори » Пт янв 15, 2010 22:40

Всем пожалуйста! :)

Eugenia 80
Аватара пользователя
Медиамастер
Сообщения: 3517
Зарегистрирован: Пн июн 18, 2007 23:59
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Eugenia 80 » Сб янв 16, 2010 00:50

Тори писал(а):Я могу перевести, но как я поняла, ее переводит Vorobei.
Если переведешь,я буду не в претензии.У меня это дело что-то затянулось.
Это может потому, что я уже видела начало на португезе и мне сложно перестроится.
И к тому же я так хорошо испанский не знаю.Просто сериал понравился, вот и перевели для себя первую серию
И вообще спасибо огромное за перевод! :smt007 :smt007

Тори
Аватара пользователя
Модератор
Сообщения: 3278
Зарегистрирован: Вт окт 31, 2006 16:30
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Тори » Сб янв 16, 2010 00:59

Ок, я тогда переведу вторую серию. Не обещаю, что быстро получится, все-таки сессия, да и я другой сериал сейчас перевожу.
Vorobei писал(а):И вообще спасибо огромное за перевод!
Пожалуйста. Мне переводить нравится, а вот субтитры делать нет, трпения не хватает время выставлять. Было бы неплохо, если бы кто-то субтитры сделал.

Тори
Аватара пользователя
Модератор
Сообщения: 3278
Зарегистрирован: Вт окт 31, 2006 16:30
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Тори » Пн янв 18, 2010 01:57

2 серия на испанском от Каролы (195 МВ)
http://www.megaupload.com/?d=JKYP7GLH

Русские субтитры ко 2 серии
http://www.megaupload.com/?d=JGVV3T48

Всем приятного просмотра!

ZLD
Аватара пользователя
Сообщения: 208
Зарегистрирован: Чт ноя 13, 2008 11:20
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение ZLD » Пн янв 18, 2010 02:21

Тори,огромное спасибо !!! :smt006 :smt007

Milena-Elena
Аватара пользователя
Сообщения: 1988
Зарегистрирован: Вс сен 21, 2008 10:39

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Milena-Elena » Пн янв 18, 2010 10:19

А могли бы вы вшить сабы?

Тори
Аватара пользователя
Модератор
Сообщения: 3278
Зарегистрирован: Вт окт 31, 2006 16:30
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Тори » Вт янв 19, 2010 01:04

В ближайшее время постараюсь выложить серию с вшытыми субтитрами, ну конечно если меня никто не опередит :)

Milena-Elena
Аватара пользователя
Сообщения: 1988
Зарегистрирован: Вс сен 21, 2008 10:39

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Milena-Elena » Вт янв 19, 2010 10:49

Тори писал(а):В ближайшее время постараюсь выложить серию с вшытыми субтитрами, ну конечно если меня никто не опередит :)
Спасибо!Буду ждать!

Тори
Аватара пользователя
Модератор
Сообщения: 3278
Зарегистрирован: Вт окт 31, 2006 16:30
Gender:

Re: "Sinha moca" (Сеньорита), 1986 и 2006

Сообщение Тори » Вт янв 19, 2010 13:17

2 серия с вшитыми субтитрами (219 Мб)
http://narod.ru/disk/17050842000/Moza_0 ... b.avi.html

БУДЬТЕ ВЕЖЛИВЫ

На нашем форуме ничто не ценится так высоко как вежливость. За всякое проявление грубости вы будете получать от модераторов предупреждение, после которого нужно срочно исправляться

Ответить

Вернуться в «Бразилия»